СПОРЫ в ЗАКОНЕ

Национальная медицинская палата предлагает законодателям существенно доработать проект закона, направленный на защиту жизни и здоровья пациентов и медицинских работников, подготовленный вице-спикером Госдумы РФ Ириной Яровой и председателем Комитета по охране здоровья нижней палаты парламента Дмитрием Морозовым. В сотрудничестве с Минздравом РФ и законодателями профессиональное объединение медиков намерено внести в документ ряд конструктивных изменений.

 

Сорвать аплодисменты

По словам президента организации Леонида Рошаля, перед законодателями стоит задача сделать такой законопроект в защиту врачей, чтобы вокруг Госдумы собрались толпы медицинских работников и аплодировали. Предложенный вариант документа, на его взгляд, полностью не защищает врача. А из-за правовых недостатков его будет сложно применить на практике.

Нацмедпалата в октябре прошлого года представила в Минздрав подготовленный совместно с экспертами Всероссийского государственного университета юстиции проект существенных изменений и дополнений в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы РФ. В отличие от иных законопроектов, эксперты исходили именно из критерия общественной значимости профессии врача, поскольку в результате причинения вреда жизни и здоровью медработника, страдает не только он, но и пациенты, лишающиеся возможности оперативно получить помощь. Поэтому за применение насилия, опасного для жизни или здоровья медицинских работников, предлагалось наказывать лишением свободы на срок до 10 лет. А при посягательстве на жизнь медработника, исполняющего профессиональные обязанности, – до 20 лет.  И Минздрав поддержал эту инициативу профессионального сообщества, отмечают в Нацмедпалате. 

Эксперты Палаты полностью поддерживают законопроект Яровой и Морозова в части внесения изменений в статьи 115, 119 УК РФ, предусматривающих ответственность за причинение легкого вреда здоровью, за угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью. Однако на их взгляд, положения новой статьи (124.1) которой предлагается ввести уголовную ответственность для лиц, препятствующих медицинским работникам оказывать помощь больным, вызывают сомнения. Поскольку не отвечают целям защиты медработников от участившихся в последнее время нападений.

Искусственный водораздел.

В проекте статьи 124.1 УК РФ речь о медицинских работниках ведется лишь опосредованно, как о дополнении к картине обстановки совершения преступления. Ответственность нападающего по данной норме зависит от того, будет ли причинен вред больному в результате посягательства на медработника. Таким образом, ответственности за вред, причиненный самому медицинскому работнику, отсутствует. Данная норма искусственно разделяет врача и пациента, в результате приобретает дискриминационный характер - права пациента оказываются выше прав врача на безопасность, подчеркивают эксперты Палаты.

Кроме того, предложенный депутатами вариант законопроекта сложно будет реализовать на практике, и медицинский работник останется по-прежнему без должной защиты, считают они. Дело в том, что причинная связь между действиями нападающего и последствиями в виде вреда здоровью больного является опосредованной. Если пациент обращается к врачу, у него изначально имеются проблемы со здоровьем. И как достоверно определить, в результате чего указанные в предлагаемом проекте закона последствия наступили: в результате естественного течения болезни или несвоевременного оказания медицинской помощи? Кроме того, есть вопросы и к техникой-юридической конструкции нормы, отмечает Леонид Рошаль.

Юристы говорят, что в проекте закона нарушена законодательная логика. Так, предусмотрена ответственность нападавшего на медработника только в тех случаях, когда в результате его действий пациенту причинен вред средней тяжести по неосторожности, тяжкий вред или смерть по неосторожности. «То есть, если нападение на медицинского работника привело к тому, что нанесен легкий вред здоровью пациента, повлекший кратковременное расстройство, нападавший не несет ответственность за свои действия, - поясняет профессор кафедры уголовного права и криминологии РПА Минюста РФ Антонина Чупрова. - Кроме того, причинение вреда средней тяжести именно по неосторожности не являлось до сего времени преступлением по УК РФ, за исключением случаев, когда такие последствия - результат неисполнения своих обязанностей специальным субъектом. Введение уголовной ответственности за неосторожное причинение средней тяжести вреда здоровью через нападение на медработника, очевидно, нарушает принцип справедливости, который касается главным образом потерпевшего - пациента. Почему причинение средней тяжести вреда здоровью наказывается только в случаях нападения на медицинских работников? Разве потерпевший, здоровью которого по неосторожности причинен вред средней тяжести в иных случаях, меньше страдает?».

Мертворожденные постулаты.

Но самые главные недостатки предложенного законопроекта в его правоприменительной эффективности, подчеркивают эксперты. Так, субъектом преступления является нападающий, который несет ответственность только в том случае, если его деяние повлекло по неосторожности указанный выше вред пациенту – средней тяжести, тяжкий вред или смерть по неосторожности. «В данной связи могут возникнуть совершенно невообразимые ситуации. Например, злоумышленник чинит препятствия медикам, на что они объявляют, что приехали по вызову, и человек может умереть. Злоумышленник продолжает чинить препятствия, сообразуясь лишь с хулиганской мотивацией. В результате больному причиняется вред средней тяжести. Злоумышленник знал, что результатом его действий может быть смерть, но за убийство или покушение на убийство его привлечь нельзя из-за отсутствия субъективных компонентов. Вместе с тем, к причинению вреда средней тяжести здоровью пациента злоумышленник никак не относился. Значит, он оказывается невиновен. Или, например, больной вызвал «скорую», на медиков напали, и они не смогли приехать. Пациент находится в тяжелом состоянии. Как и кто будет устанавливать - нанесен ли вред, в каком состоянии пациент находился при вызове скорой помощи: в тяжом или нет? В результате, несомненно, будет страдать правоприменительная эффективность», – поясняет заведующий кафедрой уголовного права и криминологии РПА Минюста РФ Никита Иванов.

С такой позицией солидарен и доцент кафедры судебной медицины и медицинского права МГМСУ им. А. Евдокимова Иван Печерей. «Статья 124.1 настолько размыта, а состав преступления по ней неоднозначен. На практике будет непросто установить причинно-следственную связь между причинением вреда здоровью либо смерти пациента и воспрепятствования доступа медицинских работников к нему, особенно, например, с применением угроз. Не будет такой закон реально работать!»

Не все равны.

Кроме того, эксперты Палаты указывают и на некоторую законодательную некорректность в оценке обстоятельств совершения преступления. В части второй законопроекта предусмотрена ответственность одновременно и за неосторожное причинение смерти, и за причинение тяжкого вреда здоровью. По их мнению, жизнь и здоровье надо разделять в плане ответственности, как это и делает законодатель в  ст.109 и ст.118 УК РФ.

Крайне важно, считают они, что в законопроекте отсутствует превентивная составляющая - предложенные нормы не позволяют сделать вывод о том, что нападая на врача, преступник понесет за это специальное наказание. «Посягательства на медицинских работников приобрели столь масштабный характер, что возникла необходимость воспользоваться известным и хорошо зарекомендовавшим себя законодательным приемом создания специальной нормы, посвященной ответственности за посягательства именно на медицинских работников», – говорит Антонина Чупрова.

Сожаление вызывает и то, что рассматриваемый законопроект и его новая статья 124.1 совершенно не учитывают общественную значимость преступлений, связанных с нападением на медицинских работников.

«Под охраной закона должны находиться не только конкретный врач, подвергшийся нападению, и пациент, лишенный в результате нападения своевременной медицинской помощи, но и все те пациенты, которым должен был в течение рабочего дня оказать помощь этот врач. В России немало случаев, когда единственный врач обслуживает население всего сельского района или один дежурный врач на всю больницу, - подчеркивает Леонид Рошаль.

На его взгляд, странно, что депутаты выступают категорически против отнесения медработников к категории лиц, за причинение вреда которым предусматривается повышенная ответственность, несмотря на то, что уголовный закон предоставляет такие меры защиты для сотрудников правоохранительных органов, военнослужащих и их близких, представителей власти и их близких. Нацмедпалата надеется, что совместная работа с законодателями, позволит улучшить данный документ, сделав его более жизнеспособным, позволяющим, по крайней мере, обозначить медицинского работника, как лицо, за воспрепятствование деятельности которого правонарушитель будет отвечать по специальной норме уголовного закона.

Уже подготовлены конкретные предложения и замечания, касающиеся важных составляющих документа. Так, в части 1 статьи 124.1 появляется возможность привлечения к ответственности при воспрепятствовании медработнику не только за то, что в результате этого пострадал пациент, но и за вред самому медику. Уточнен также перечень деяний, которые признаются воспрепятствованием законной профессиональной деятельности медработника, при этом список остается открытым. Кроме того, при причинении умышленного вреда вследствие воспрепятствованию деятельности медработника, которое повлекло расстройство его здоровья, предлагается налагать ответственность на виновного по совокупности с иными статьями УК РФ о посягательстве на здоровье или жизнь лица, исполняющего служебный долг. Таким образом, преступление становится умышленным, с двойной виной - умыслом в отношении воспрепятствования и неосторожностью в отношении последствий, возникших у пациента.

 

Автор: Игорь Калиновский, "Медвестник"