"Не жалею, не зову, не плачу…"

Реском профсоюза работников здравоохранения запускает цикл статей о работе медицинских учреждений от имени председателей и профактивистов первичных профсоюзных организаций. Серию материалов начинаем с Намской центральной районной больницы, где с 2019 года председателем является Нюргуяна Егорова, старшая медицинская сестра приемно-диагностического отделения.

 

Не жалею, не зову, не плачу…

 


Так называется стихотворение Сергея Есенина, где есть строки: «Дух бродяжий! Ты все реже, реже расшевеливаешь пламень уст…» Пандемия коронавирусной инфекции резко и стремительно вошла в нашу жизнь. И эта болезнь, к великому сожалению, дошла и до нашего района. Я по ватсапп получила некую информацию, что в Москве открывается специализированная инфекционная больница, нужны специалисты для борьбы с новой коронавирусной инфекцией. Я, не задумываясь ни на минуту, заполнила анкету и отправила на сайт. Через некоторое время на мой запрос откликнулись и проинформировали о предстоящей тяжелой работе, об условиях существования и дали недельный срок на принятие окончательного решения. В первую очередь, поговорила и посоветовалась со своей семьей, объяснила ситуацию и получила одобрение. Написала главному врачу Ариану Николаевичу Сергееву заявление, чтобы предоставили очередной отпуск, во время которой могла бы вылететь на вахтовую работу в столицу. При встрече Ариан Николаевич выслушал меня спокойно, затем вместе обсудили возможную ситуацию и в нашем регионе. Он мне любезно отказал, ссылаясь на то, что, если у нас в районе вдруг будет вспышка коронавируса, то моя помощь будет нужна здесь. Момент наступил… И недаром в народе говорят: «Где родился, там и пригодился».


Первый случай заболевания коронавирусом в нашем улусе был официально зарегистрирован 30 апреля 2020 года. По оперативным расследованиям было выяснено, что пациент заразился в Яофтальмологической больнице города Якутска, где проходил лечение. С того дня Намская ЦРБ, медицинский персонал неустанно, не покладая рук борются со страшным недугом, прилагая все усилия по борьбе с коронавирусом. В целях предупреждения и предотвращения распространения этого коварного заболевания экстренно были созданы оперативный штаб, развернуто стационарное инфекционное отделение, сформирована эвакуационная бригада скорой медицинской помощи. В таких условиях крайне важно получать достоверную информацию о происходящем, поощрять проявления доброты и солидарности, и принимать конкретные меры. С каждым заболевшим в улусе начиналось волнение. Вспышка произошла в самой далекой труднодоступной деревне. Село Салбанцы расположено в глубинке Намского района, где дороги почти нет. И многие были уверены, что коронавирус туда не дойдет. Но увы, ошибались…


Считаю необходимым осветить работу первой специализированной выездной бригады скорой медицинской помощи ЦРБ. 18 мая после очередного дежурства отдыхая дома, проснулась от телефонного звонка заместителя главного врача по лечебной работе Февроньи Егоровны Стручковой, с предложением поехать в село Салбанцы, на помощь молодым специалистам, врачу и фельдшеру, командированным на два дня ранее нас, на что я согласилась с превеликим удовольствием. У меня на сборы был всего один час. Такой же час был и у Карины Андреевны Жирковой, медицинской сестры кардиолога, подающей большие надежды. Этот час решил многое, наши коллеги из профсоюзного комитета и администрация ЦРБ помогли нам закупится продуктами питания и предметами личной гигиены. В 19.00 нас на машине доставили в город Якутск, в 19:30 мы вылетели на вертолете с Маганского аэропорта в Салбанцы. Летели недолго, около получаса, но на борту царила глубокая тишина и мучительное молчание. С волнением ждали приземления… В глубине души я сидела и представляла, какая там обстановка.


Наконец-то прибыли в населенный пункт. Нас встретила прикрепленная к медикам машина, на борту которой находился старый больной человек в сопровождении совсем юного врача-терапевта Партизанской врачебной амбулатории, Екатерины Станиславовны Семеновой. За рулем сидел сам Глава МО «Салбанский наслег» Сахаян Прокопьевич Аргунов, которого экипаж санрейса почему-то прозвал «Начальником Чукотки». Было смешно слышать, но на самом деле звучит гордо. После транспортировки больного в вертолет, нас доставили в ФАП, где нас встретила фельдшер скорой помощи Варвара Александровна Пахомова, с обожженными глазами и лицом от кварцевого облучения, и с уставшими отчаянными словами «Не до вас!».

Девочки выглядели очень усталыми, изнуренными, с ожогами глаз от кварцевого облучения, с признаками аллергической реакции от дезинфектантов. Мы с Кариной разгрузили вещи, отправленные больницей медикаменты и расходные средства. Тихо произвели обход ФАПа. Условия для проживания были не комфортные, но жить можно. В дальней комнате стояли две кровати, на которых уже были хозяйки. А мы расположились на кушетках. Имеется общая кухня, где была одна старая плитка и электрочайник. Это уже прогресс. Сварила по домашнему мясной суп и накормила девочек. У них не было времени приготовить себе нормальную еду. Питались, как выяснилось, одним дошираком и бутербродами. И тут я опять вспомнила Есенинские строки: «Ты теперь скупее стал в желаньях, жизнь моя, иль ты приснилась мне?»…


На следующий день от ожогов девочки не смогли открыть глаза, боялись света, жаловались на боли и жжение в глазах. Я их лечила, как могла, капала новокаин в глаза каждые полчаса. По сравнению с инфекционным ковидным отделением села Намцы условия у нас были как на войне — военно-полевые. Мы попали в самое пекло, в очаг коронавирусной инфекции. В Салбанцах в связи с карантином было закрыто все: магазины, пекарня, образовательные учреждения… Выручили закупленные нами продукты питания и необходимые предметы первого пользования. У нас не было ни повара, ни санитарки, сами убирали за собой, готовили еду, мыли посуду, стирали… Я как старшая по возрасту в бригаде была для своих девочек и мамой, и наставником, и начальством, и вечным дежурным по кухне.


Начались трудовые будни: активный подворный обход, профилактические беседы, осмотр больных, выполнение инструкций и приказов по устранению инфекции.

Нам выдали противочумные костюмы, сейчас все медики улуса в таких формах. Представляете, как трудно весь день носить эти костюмы и работать как в теплице, забыв о еде, о своих нуждах? Эта одна проблема, вторая – дезинфекция СИЗов. У нас не было ни прачечной, ни дезкамеры.

Дезинфицировали, стирали и после просушки вешали под кварцевой лампой. С утра снова надевали эти же СИЗы, и начиналось все по-новому. Личная гигиена – основа нашего здоровья, а уличного летнего душа не было поблизости, остальные удобства все уличные. Временный душ мы построили из подручных средств, нам любезно предложил свою помощь местный житель Андрей Васильевич Федоров, который работал там газооператором, а шланг попросили у главы села. Так мы преодолели одну сложность, вторая беда – вопрос питьевой воды. Это было дефицитом. Заказывали воду в Намцах, привозили в кулерных бутылях. Воду для нужд таскали с детского сада, и в этом нам помогали местные волонтеры. Волонтеров во всем селе было только двое, и дел у них было много, не успевали всё делать. Связь тоже плохо работала, об интернете и речи не было. Были проблемы с электричеством, что плохо влияло на нашу работу.


Бригада после ежедневных рейдов составляла кучу отчетов, заполняли дневники в амбулаторных картах осмотренных больных, отправляли экстренные извещения на вновь выявленных больных, вносили все данные в компьютер, вели трехкратный мониторинг пациентов. Наши мобильные телефоны и стационарный телефон ФАПа буквально горели на руках. Звонили администрация больницы, РПН (Роспотребнадзор), ФБУЗ, администрация улуса, больные и их родственники, беспокоились, давали советы, получали информацию. Получалось, работали много, почти круглосуточно, очень уставали, никто нормально не отсыпался. И днем, и ночью обслуживали все поступающие вызова, никому не отказывали.


Как мы всё это вытерпели? Просто… Мы медики, но порой нам самим нужна была помощь психолога. Не каждый может всё это воспринимать как должное. Ведь там со мной трудились совсем молодые, неопытные девчонки, которым нужно было вовремя подставить свое плечо и протянуть руку помощи. Девочки очень скучали по дому, по своим детям, что трудно было не заметить. Разговаривая и общаясь со своими близкими по телефону, у них слезились глаза, они с украдкой плакали… Но терпели и преодолели все трудности, изо всех сил старались не показывать свои проблемы, ведь это их долг и призвание. По этому поводу Есенин сказал в том же стихотворении: «Ты теперь не так уж будешь биться, сердце тронутое холодком…»


Медсестры в день по три раза ставили уколы по назначениям наших врачей и фельдшера, брали анализы на коронавирусную инфекцию, измеряли температуру тела, артериальное давление, пульс и сатурацию, распределяли и раздавали по домам противовирусные препараты взрослому и детскому населению, вели и заполняли процедурные листы, после сортировки сопровождали тяжелобольных к транспортировке. В первую очередь, отправляли на большую землю пожилых и старых больных, инвалидов и беременных. С трудом уговаривали стариков к транспортировке, ведь они совсем не понимали возможные последствия и осложнения заболевания. С каким волнением и переживанием ждали результаты анализов?! Как свои собственные… Боялись и подозревали, что количество зараженных прибавится в разы, и это, к сожалению, лабораторно подтверждалось. Все спрашивали о результатах своих анализов, а мы ломали голову, как им сообщить положительные результаты. Это было очень трудно сделать. Как-то находили нужные слова и успокаивали больных и жителей. Вели санитарно-профилактическую работу в виде индивидуальной беседы с каждым жителем, что нужно соблюдать изоляцию, соблюдать правила личной гигиены, вовремя принимать лекарства…


Санрейсы в основном прилетали ночью по два-три раза. Каждый рейс брал на борт по два пациента, там было две капсулы для транспортировки ковид-положительных больных. Многие больные с трудом соглашались залезать в капсулы. Мы понимали их дискомфорт, нехватку кислорода, удушье, укачивание внутри капсулы.

Старики буквально задыхались в капсуле, для них это было невыносимо страшно. Но ничего не поделаешь, таковы правила транспортировки. Вовремя и обоснованно вызванный санрейс спасал жизнь пожилых людей и инвалидов.

20-го мая к нам присоединились два специалиста: врач-педиатр Хатырыкской участковой больницы Скрябина Светлана Дмитриевна и фельдшер-лаборант Дьяконова Вия Николаевна. Мы очень обрадовались такому событию, так как наша бригада стала полноценной, готовой к оказанию качественной медицинской помощи населению. Все пациенты, а также контактировавшие с ними лица, находились под чутким медицинским наблюдением нашей бригады. Светлана Дмитриевна незамедлительно занялась обследованием и лечением детского населения, что намного облегчило нагрузку врача-терапевта Екатерины Станиславовны. По назначению врачей опытный фельдшер-лаборант Вия Николаевна Дьяконова делала забор крови для анализов у пациентов с ОРВИ симптомами для более точной диагностики, тем самым очень помогая врачам. С новым составом мы встали на борьбу с короновирусом, работа предстояла большая. Благодаря подкреплению медицинская помощь в селе Салбанцы стала гораздо более доступной. У всех появилась уверенность в завтрашнем дне.

Хочу огласить список нашей бригады: Дьяконова Вия Николаевна – фельдшер-лаборант; Жиркова Карина Андреевна – медсестра; Егорова Нюргуяна Ивановна – медсестра, старшая бригады; Пахомова Варвара Александровна – фельдшер; Семенова Екатерина Станиславовна – врач-терапевт; Скрябина Светлана Дмитриевна – врач-педиатр. Что сделали эти женщины за период командировки? Транспортировали на госпитализацию – 19 тяжелобольных, взяли анализы на ковид – у 288 человек, выявили – 48 больных, зараженных вирусом. За этими сухими фактами, круглосуточная работа, борьба с тяжелейшим вирусом, огромная профилактическая работа, ежедневное дистанционное самообразование и многое другое.

В конце командировки каждый испытывал гордость от того, что работал здесь, помогал больным, выполнял свой гражданский долг.

Долг медиков всегда выше долга других. За столь короткое время мы так сплотились, сдружились, что не хотели расставаться с друг с другом и населением села Салбанцы. Я очень горжусь своими девочками, своей отважной бригадой!

Отдельное спасибо жителям села Салбанцы. Это исключительно добропорядочные, исполнительные люди. Когда мы прибыли сюда, никого на улице не было: даже собаки не лаяли, коровы не мычали, это очень смутило, как будто я попала в брошенное мертвое село. Оказывается, все находились на самоизоляции. Эта изоляция — большой плюс начала нашей миссии. Из местных общались с нами глава Сахаян Прокопьевич Аргунов и наш водитель Алексей Анатольевич Артамонов. В то время от работы водителя все отказывались, поэтому глава села сам возил нас до появления Алексея.

Все остерегались, ограждались от нас. Говорили, что любой человек может быть распространителем коронавирусной инфекции. Некоторые люди не открывали двери, а наоборот запирались, а некоторые говорили, что такой болезни нет, что мы сами все это придумали. Это было понятно, село маленькое, болезнь опасная, население, угнетенное болезнью, обозлилось от недуга, испытывала стресс. Было видно, люди страдают, болеют, напуганы. Но в их глазах наряду со страхом и паникой виднелись искры надежды. Им надо было в кого-то верить, и мы пришли работать во благо здоровья населения села Салбанцы.

 

Мы все столкнулись с общим врагом и находились в состоянии войны с вирусом, в которой очень скоро победим. Мы с гордо поднятой головой не побоимся и не стыдимся произнести такие слова: «Мы были там!», «Мы были первыми!», «Мы сделали это!», «Мы потушили пожар пандемии!», «Мы спасли!», «Мы победили!».

От имени нашей бригады хотим поблагодарить наш славный профсоюз и администрацию ЦРБ – главного врача Ариана Николаевича Сергеева, заместителей главного врача — Февронью Егоровну Стручкову, Веру Викторовну Атласову, Надежду Васильевну Сметанину, районного педиатра Жанну Филипповну Игнатьеву, заведующую поликлиникой Варвару Афанасьевну Максимову, главного санитарного врача улуса Лену Ильиничну Ильину, главу МО «Салбанский наслег» Сахаяна Прокопьевича Аргунова за поддержку в трудную минуту, за содействие и помощь в работе, за гуманитарную помощь и человеческое тепло, население села Салбанцы за исполнительскую дисциплину, послужившей первым шагом к выздоровлению. А Есенин стихотворение начал словами: «Не жалею, не зову, не плачу, все пройдет, как с белых яблонь дым», пусть его слова будут пророческими, и настанет тот день, когда мы победим этот вирус.

Дополним: по итогам работы 2019 года в членстве ППО Намской ЦРБ состоят 481 человек из 512, что составляет 93,94% от общего числа работников, из них молодежи до 35 лет состоит в профсоюзе 137 человек, а средний возраст составляет 30 лет. За время председательства Нюргуяны Ивановны, был отредактирован коллективный договор со всеми изменениями и дополнениями, проведена большая работа по социально-правовым вопросам трудящихся, организовано много культурно-массовых мероприятий, соревнований, для оперативного освещения событий открыта страница в инстаграмм (@namcrb), на которой регулярно появляются все новости больницы. Абсолютно все члены профкома имеют активную жизненную позицию, работают с большой отдачей сил. В связи с пандемией коронавирусной инфекции ППО больницы коллективу была оказана материальная помощь в сумме 100 тысяч рублей для приобретения средств индивидуальной защиты. Помимо этого, ППО продолжает усердную работу по оздоровлению сотрудников.

Подготовлено Нюргуяной Егоровой, председателем ППО ГБУ РС(Я) «Намская ЦРБ»

при содействии пресс-службы ЯРО профсоюза работников здравоохранения РФ