Нозокомиальная пневмония: российские национальные рекомендации

Нозокомиальная пневмония: российские национальные рекомендации

  • Об издании
    • О журнале
    • Цели и задачи журнала
    • Редакционная коллегия
    • Страница журнала в РИНЦ
    • Контакты
  • Архив номеров
  • Подписка
  • Авторам
    • Авторский договор
    • Порядок рецензирования
    • Требования к публикациям
    • Отправить статью
    • Декларация о приватности
    • Декларация о конфликте интересов
    • Критерии авторства
  • Стандарты этики

Современные рекомендации по антибактериальной терапии нозокомиальной пневмонии в ОРИТ на основании многоцентрового мониторинга возбудителей и резистентности в лечебно-профилактических учреждениях России

М.П. Суворова (1), С.В. Яковлев (1), Е.Е. Басин (2), В.А. Багин (3), О.Н. Барканова (4), Е.В. Елисеева (5), С.В. Ковеленов (6), Н.В. Кондратенко (7), Т.А. Николаева (8), О.Е. Овчинникова (9), Ш.Х. Палютин (10), У.С. Портнягина (11), А.А. Рог (12), И.Я. Токарева (13), Б.В. Трапезникова (14)

(1) ГБОУ ВПО «Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова» Минздрава России, Москва (2) ГБУЗ «Научно-исследовательский институт – Краевая клиническая больница №1 им. проф. С.В. Очаповского» МЗ Краснодарского края, Краснодар (3) МАУ «Городская клиническая больница № 40», Екатеринбург (4) УО «Витебский государственный ордена Дружбы народов медицинский университет», Волгоград (5) ГБОУ ВПО «Тихоокеанский государственный медицинский университет» Минздрава России, Владивосток (6) ГУЗ «Ульяновская областная клиническая больница», Ульяновск (7) ГБУЗ «Детская городская клиническая больница № 9 им. Г.Н. Сперанского Департамента здравоохранения города Москвы», Москва (8) ГБУЗ СО «Тольяттинская городская клиническая больница № 5», Тольятти (9) КГБУЗ «Краевая клиническая больница», Барнаул (10) ГУЗ ЯО «Клиническая больница скорой медицинской помощи им. Соловьева», Ярославль (11) ГБУ РС (Я) «Республиканская больница № 2», Якутск (12) ГБУЗ «Городская клиническая больница № 15 им. О.М. Филатова Департамента здравоохранения города Москвы», Москва (13) ГБУЗ «Городская клиническая больница № 29 им. Н.Э. Баумана Департамента здравоохранения города Москвы», Москва (14) БУ «Сургутская окружная клиническая больница», Сургут

Нозокомиальная пневмония (НП) – одна из наиболее частых инфекций в стационаре и самой частой у больных отделений реанимации и интенсивной терапии (ОРИТ). Клинические последствия НП значимы, особенно для больных, находящихся на искусственной вентиляции легких (ИВЛ). НП, связанная с ИВЛ (НПивл), в настоящее время служит ведущей причиной смертности больных в ОРИТ, при этом цифры атрибутивной летальности достаточно высоки – от 25 до 70% [1–3].

НП и НПивл составляют около 15% от всех инфекций в ЛПУ, вызванных оказанием медицинской помощи, и 25% от инфекций в ОРИТ [4]. Среди факторов риска развития НПивл выделяют длительность ИВЛ, реинтубацию, профилактическое применение антибиотиков, тяжесть состояния больного, сопутствующие заболевания дыхательной системы, ожоги, травмы, острый респираторный дистресс-синдром и др. [1].

По данным российского многоцентрового исследования ЭРГИНИ, проведенного в 2013 г. в 32 стационарах 18 городов РФ [5], распространенность нозокомиальных инфекций в ЛПУ составила в среднем 7,61% (95% ДИ – 6,81; 8,50%), при этом наиболее частой локализацией были нижние дыхательные пути – 39,6% (НП – 20,5%, НПивл – 12,6%, трахеобронхит – 6,5%). В ОРИТ распространенность нозокомиальных инфекций была наибольшей среди разных отделений ЛПУ – 27,6%, причем половина из них была связана с нижними дыхательными путями; наиболее частыми инфекциями в ОРИТ были НПивл (25,0%) и НП (20,2%).

Возбудители НП и НПивл могут быть эндогенного происхождения – главным образом кишечная микрофлора человека (Escherichia coli, Klebsiella spp., Enterobacter spp., другие энтеробактерии), а также экзогенного в результате переноса от других пациентов, с рук медперсонала; из окружающей среды (наиболее характерно для стафилококков, синегнойной палочки, ацинетобактерий). Нозокомиальные штаммы микроорганизмов в ОРИТ традиционно характеризуются множественной устойчивостью к антибактериальным препаратам (АБП) Escherichia, что затрудняет выбор адекватного режима терапии. Проблему усугубляет широко распространенная практика профилактического назначения антибиотиков пациентам в ОРИТ, находящимся на ИВЛ, что способствует селекции антибиотикорезистентных штаммов микроорганизмов к большинству антибиотиков, в т.ч. резервных.

За последние годы наибольшую тревогу вызывает появление и распространение в ОРИТ многих стационаров энтеробактерий (прежде всего Klebsiella spp., E.coli) и ацинетобактерий, продуцирующих карбапенемазы и устойчивых к карбапенемовым антибиотикам. Сложности лечения таких инфекций объясняются следующим: эти микроорганизмы наряду с карбапенемами характеризуются устойчивостью практически ко всем другим АБП, т.е. панрезистентные.

Ситуация с антибиотикорезистентностью в ОРИТ может изменяться достаточно быстро, что требует постоянного мониторинга микрофлоры в ОРИТ и ее чувствительности для быстрого принятия решения о модификации режимов эмпирической антибактериальной терапии.

Целью настоящего многоцентрового исследования было изучить динамику этиологической структуры инфекций нижних дыхательных путей в ОРИТ и антибиотикорезистентность клинически значимых возбудителей НП и НПивл с 2006 по 2012 г. для выработки адекватных рекомендаций эмпирического назначения антибиотиков.

Читайте также:
Может ли быть проба манту на туберкулез отрицательной?

Материал и методы

Дизайн исследования: многоцентровое, ретроспективное, микробиологическое.

Проанализирована чувствительность к антибиотикам всех выделенных из нижних дыхательных путей изолятов в 18 ОРИТ общего профиля из 12 городов России в 2006 г. и 2012 г. (Барнаул, Владивосток, Волгоград, Екатеринбург, Казань, Краснодар, Москва, Сургут, Тольятти, Ульяновск, Якутск, Ярославль). В исследование не включали специализированные ОРИТ (неонатологические, гематологические, кардиологические, онкологические) из-за особенностей этиологической структуры возбудителей в этих отделениях.

В анализ включены только клинически значимые возбудители инфекций нижних дыхательных путей, полученные инвазивными или полуинвазивными методами (бронхоальвеолярный лаваж, аспират трахеи). Во всех центрах для идентификации микробов и определения чувствительности использованы автоматизированные системы и диско-диффузионный метод. Интерпретация чувствительности в оба периода проведена в соответствии с критериями CLSI (США) и МУК 2004 г. (РФ).

Результаты и обсуждение

Всего во всех клинических центрах из нижних дыхательных путей в 2006-м и 2012 г. было выделено 2133 и 5055 клинически значимых штаммов микроорганизмов, причем в оба периода доминировали грамотрицательные микроорганизмы (около 80%). Соотношение грамположительных и грамотрицательных микроорганизмов в сравниваемые периоды существенно не изменилось (табл. 1).

Среди грамположительных микроорганизмов доминировал золотистый стафилококк, хотя его доля в этиологической структуре пневмонии с 2006 по 2012 г. немного уменьшилась – с 18,4 до 14,5% (табл. 2).

Среди грамотрицательных микроорганизмов доминировали три – клебсиелла, ацинетобактерии и синегнойная палочка, хотя их соотношение в сравниваемые периоды изменилось. Значение P. aeruginosa в этиологии НП за 6 лет существенно уменьшилось – с 25 до 16%, в то время как два других – Klebsiella spp. и Acinetobacter spp. – увеличили свою долю в этиологической структуре примерно на 35% каждый.

В настоящее время в этиологической структуре нозокомиальных инфекций нижних дыхательных путей в ОРИТ лидируют два возбудителя – Klebsiella spp. и Acinetobacter spp. (по 24%), далее идут P. aeruginosa и S. aureus (примерно по 15%), доля остальных микроорганизмов существенно меньше.

Заметная динамика отмечена в чувствительности возбудителей инфекций нижних дыхательных путей. Так, среди S. aureus достоверно увеличилась чувствительность ко многим антибиотикам, прежде всего к оксациллину: частота MRSA уменьшилась с 2006 по 2012 г. на 1/3, с 60,7 – до 42%. Также наблюдается увеличение частоты чувствительных штаммов к альтернативным антистафилококковым средствам – рифампину, клиндамицину, ципрофлоксацину и левофлоксацину (табл. 3). Традиционно продолжают регистрироваться лишь отдельные штаммы стафилококка со сниженной чувствительностью к ванкомицину ( 16 мкг/мл), что делает маловероятным эффект при назначении карбапенемов, в т.ч. с ингибиторами β-лактамаз, т.к. металлоэнзимы не чувствительны к последним. В этих ситуациях обсуждаются различные варианты комбинаций антибиотиков (тигециклин, полимиксин В, полимиксин Е, фосфомицин, аминогликозид и др.), однако надежные режимы антибактериальной терапии пока не определены [9–10]. В нашем исследовании не изучена чувствительность к полимиксинам. Литературные данные свидетельствуют о низком уровне устойчивости к полимиксинам грамотрицательных бактерий, в т.ч. устойчивых к карбапенемам, однако клиническая эффективность полимиксинов при НПивл в монотерапии (в рекомендуемых дозах) невысокая (

Внебольничная пневмония, коротко о главном. Что важно знать практикующему врачу. По материалам Конгресса «Человек и лекарство» и III Саммита пульмонол

В последнее время регистрируется все больше случаев вирусной внебольничной пневмонии. Лабораторные маркеры (С-реактивный белок, прокальцитонин) могут помочь в диагностике заболевания и определении его прогноза. При выборе антибактериального препарата след

Recently more and more cases of viral community-acquired pneumonia have been recorded. Laboratory markers (C-reactive protein, procalcitonin) can help diagnose this disease and determine its prognosis. When choosing an antimicrobial drug, data on antibiotic resistance, the presence of concomitant diseases, previous antibiotic therapy should be taken into consideration. An effective measure for the prevention of community-acquired pneumonia is vaccination against pneumococcus and influenza.

В апреле 2019 г. в Москве состоялись XXVI Российский национальный конгресс «Человек и лекарство» и III Саммит пульмонологов. В качестве ключевой темы Конгресса и Саммита были выбраны проблема внебольничной пневмонии, подходы к фармакотерапии в условиях растущей антибиотикорезистентности.

Внебольничная пневмония — острое заболевание, возникшее во внебольничных условиях, сопровождающееся симптомами инфекции нижних дыхательных путей (лихорадка, кашель, отделение мокроты, возможно гнойной, боль в груди, одышка) и рентгенологическими признаками «свежих» очагово-инфильтративных изменений в легких при отсутствии диагностической альтернативы.

Внебольничная пневмония является лидирующей причиной заболеваемости и смертности в мире и в Российской Федерации и представляет собой одну из самых частых причин госпитализации и смертности среди взрослых, особенно пожилых лиц.

Читайте также:
Мелкоклеточный и немелкоклеточный рак легких

Этиология внебольничной пневмонии

Глобально Streptococcus pneumoniae (S. pneumoniae) является основным возбудителем внебольничной пневмонии, вне зависимости от возраста и сопутствующей патологии. Однако в последнее время регистрируется все больше случаев пневмонии, вызванной респираторными вирусами. 50% всех вирусных причин внебольничной пневмонии приходятся на вирус гриппа, риновирусы и коронавирусы. Проблемы диагностики и терапии пациентов с вирусной внебольничной пневмонией стали темой для открытых дискуссий на Конгрессе «Человек и лекарство».

Полагают, что вирусная причина обуславливает 7–36% случаев внебольничной пневмонии [1, 2]. Так, по данным одного недавнего исследования, среди всех госпитализированных взрослых пациентов с внебольничной пневмонией у 9% был выявлен риновирус, у 6% — вирус гриппа и у 5% — S. pneumoniae [1]. В систематическом обзоре и метаанализе 2017 г. показано, что в европейских странах вирусы были диагностированы примерно у 22% пациентов, госпитализированных с рентгенологически подтвержденной внебольничной пневмонией [3].

Обращает на себя внимание, что вирусы чаще выявляют у пациентов с тяжелой пневмонией или осложненным течением заболевания (например, острым дистресс-синдромом) [4, 5]. К тому же выявляют сезонные вспышки вирусной пневмонии у маленьких детей и пожилых лиц, обусловленные вирусом гриппа и респираторно-синцитиальным вирусом [6]. В последние годы были зафиксированы случаи развития внебольничной пневмонии, вызванные метапневмовирусом, коронавирусом и бокавирусом (данные вирусы также ответственны за развитие тяжелой острой дыхательной недостаточности).

Помимо вирусной этиологии внебольничной пневмонии, настоящим вызовом для клиницистов становится ведение пациентов с мультирезистентной пневмококковой инфекцией.

Проблема резистентности возбудителей пневмонии к антибактериальным препаратам

В 2017 г. был опубликован систематический обзор, посвященный распространенности, механизмам развития и клиническим последствиям резистентности S. pneumoniae к антибиотикам [7]. Отмечено, что резистентность к пенициллинам обусловлена генетическими структурными изменениями в пенициллин-связывающих белках. Резистентность к макролидам варьирует от 20% до 40%. Основными механизмами резистентности выступают изменение рибосомальной мишени действия, изменение транспорта антибиотика и модификация самого антибиотика. Примерно 22% изолятов S. pneumoniae были резистентны к клиндамицину, основным механизмом нечувствительности являлось изменение мишени действия. Показано, что резистентность к фторхинолонам низка, однако наблюдается тенденция к повышению ее частоты. Основными механизмами резистентности выступают накопление мутаций в бактериальном геноме, повышение выведения антибиотика из бактериальных клеток или приобретение плазмид-кодирующих генов. Также показан рост резистентности пневмококка к тетрациклинам. Резистентность обусловлена двумя генами, обеспечивающими защиту рибосом.

Обращает на себя внимание растущая резистентность S. pneumoniae к макролидам. Резистентность к макролидам, как было сказано выше, обусловлена несколькими механизмами. В Северной Америке наиболее частым механизмом является активное выведение антибиотиков из бактериальных клеток, что обеспечивает низкий уровень устойчивости к макролидам. В Европе самым частым механизмом выступают изменение мишени действия (метилирование рибосом), что ассоциировано с высоким уровнем резистентности. Обращает на себя внимание, что в России резистентность может быть обусловлена и тем, и другим механизмом. а также мутациями в 23S рРНК и рибосомальных белках L4.

В 2018 г. были представлены результаты исследования чувствительности изолятов S. pneumoniae (n = 279) и Haemophilus influenzae (H. influenzae) (n = 279), собранных в России в 2014–2016 гг. [8]. Показано, что чувствительность к оральным пенициллинам и макролидам была низкой у S. pneumoniae. При этом чувствительность была 100% к фторхинолонам и ≥ 92,8% к амоксициллину, амоксициллину/клавуланату и цефтриаксону. Изоляты H. influenzae имели сниженную чувствительность к ампициллину, цефаклору и кларитромицину.

Таким образом, отмечается рост резистентности пневмококка к различным антибактериальным препаратам, что диктует необходимость поиска новых эффективных молекул и рациональное использование имеющихся антибиотиков.

Факторы риска антибиотикорезистентных возбудителей внебольничной пневмонии

Факторами риска внебольничной пневмонии, вызванной грамотрицательными бактериями, включая Pseudomonas, являются ранее проводимая антибактериальная терапия, недавние госпитализации, иммуносупрессивная терапия, легочные коморбидные состояния (например, легочный фиброз, бронхоэктазы, частые обострения хронической обструктивной болезни легких (ХОБЛ), требующие назначения глюкокортикоидов и/или антибиотиков), потенциальная аспирация, наличие коморбидных заболеваний (например, алкоголизм, сахарный диабет). Результаты международного проспективного исследования, включавшего 3193 пациента, госпитализированных с внебольничной пневмонией, показали, что Pseudomonas aeruginosa (P. aeruginosa) встречалась у 4,2% пациентов. При этом изоляты Pseudomonas имели лекарственную резистентность практически в половине случаев. Были выявлены независимые факторы риска инфекции P. aeruginosa. Они включали указание в анамнезе на инфекцию/колонизацию Pseudomonas (отношение шансов (ОШ) 16), трахеостомию (ОШ 6), бронхоэктазы (ОШ 3), необходимость в респираторной и вазопрессивной поддержке (ОШ 2) и очень тяжелую ХОБЛ (ОШ 3) [9].

Читайте также:
Симптомы, диагностика и лечение гемоторакса всех видов

Факторами риска пневмонии, вызванной метициллин-резистентным Staphylococcus aureus, считаются поздняя стадия почечной недостаточности, контактный вид спорта, использование инъекционных наркотиков, скученное проживание, половые контакты мужчин с мужчинами, недавний грипп в анамнезе, антимикробная терапия (особенно фторхинолоны) в последние 3 месяца, некротическая или казеозная пневмония, наличие эмпиемы.

Факторами риска лекарственно-устойчивой пневмонии, вызванной S. pneumoniae являются возраст > 65 лет, применение бета-лактамных антибиотиков, макролидов или фторхинолонов в последние 3–6 месяцев, алкоголизм, коморбидность, иммуносупрессивные состояния или терапия. Обращает на себя внимание, что недавняя терапия или повторные курсы бета-лактамов, макролидов и фторхинолонов являются фактором риска резистентности пневмококка к тем же самым классам антибиотиков [9]. Именно поэтому таким пациентам необходимо назначать альтернативные антибактериальные препараты.

Спорные аспекты диагностики внебольничной пневмонии

Диагностика внебольничной пневмонии основана на клинической картине заболевания (наличие кашля, мокроты, боли в грудной клетке, повышения температуры тела) и данных рентгенологического исследования обычно, радиографии (рентгенографии) органов грудной клетки. В настоящее время альтернативой радиографии (рентгенографии) считается ультразвуковое исследование (УЗИ) легких. По данным метаанализа 2017 г., включавшего 12 исследований (1515 взрослых пациентов), чувствительность УЗИ в диагностике пневмонии составила 88%, специфичность 86% [10].

Непосредственное обследование больного является важным компонентом диагностики, однако менее специфично и чувствительно, чем радиографическое исследование. Обращает на себя внимание, что симптомы и результаты физикального обследования могут отсутствовать или быть изменены у пожилых пациентов. Всем пациентам также следует выполнить пульсоксиметрию для диагностики гипоксемии.

В рамках Конгресса «Человек и лекарство» прошла школа для практикующих врачей по пульмонологии, в рамках которой в интерактивном формате обсуждалась лабораторная диагностика пневмонии.

Микробиологическое исследование позволяет выявить возбудителя пневмонии, однако рутинные тесты часто дают ложноотрицательный результат. В международных рекомендациях, включая рекомендации Американского инфекционного общества и Американского торакального общества, говорится о необходимости поиска антигена в моче к S. pneumoniae и Legionella pneumophila (L. pneumophila) у пациентов с внебольничной пневмонией. Однако результаты недавнего исследования свидетельствуют, что из 1941 пациента, включенного в анализ, только у 4% был позитивный тест на S. pneumoniae и у 2% пациентов положительный тест на L. pneumophila. По данным мультивариантного анализа не было выявлено предикторов положительного теста на S. pneumoniae. Для L. pneumophila гипонатриемия, лихорадка и диарея были достоверно ассоциированы с положительным тестом на антиген [11].

Одним из лабораторных тестов, который вызывает дискуссию у клиницистов, является воспалительный маркер прокальцитонин. Сторонники определения прокальцитонина приводят аргументы в пользу более рационального назначения антибиотикотерапии. Результаты систематического обзора 14 рандомизированных клинических исследований говорят, что использование высокочувствительного показателя прокальцитонина ассоциировано со снижением частоты назначения антибиотиков и сокращением длительности терапии [12].

Однако результаты некоторых клинических исследований оспаривают данный факт. Так, по данным рандомизированного контролируемого исследования показано, что антибиотикотерапия, назначаемая на основании уровня прокальцитонина, не ассоциирована со снижением дней применения антибиотика и более низкой частотой неблагоприятных исходов [13].

Другим маркером воспаления, который рекомендуется определять при внебольничной пневмонии, является С-реактивный белок. Показано, что наибольшую ценность с практической точки зрения данный маркер представляет при неопределенном диагнозе (отсутствие четкой рентгенологической картины у пациентов с характерным анамнезом, жалобами и данными непосредственного обследования, свидетельствующими в пользу легочной консолидации). Если концентрация С-реактивного белка ≥ 100 мг/л — его специфичность в подтверждении диагноза превышает 90%, если же показатель не превышает 20 мг/л — диагноз внебольничной пневмонии является маловероятным [14].

Антибактериальная терапия внебольничной пневмонии

На Конгрессе «Человек и лекарство» и III Саммите пульмонологов детально обсуждались принципы рациональной антибактериальной терапии у больных пневмонией. Важно подчеркнуть, что при выборе терапии следует ориентироваться на данные о локальной резистентности, наличие сопутствующих заболеваний, указание в анамнезе на аллергические реакции, а также наличие антибиотикотерапии в течение 3 предшествующих месяцев.

В качестве терапии нетяжелой внебольничной пневмонии, проводимой амбулаторно, у пациентов без сопутствующих заболеваний, не принимавших в течение последних 3 месяцев антибиотиков, следует выбрать амоксициллин, его альтернативой считается макролид (азитромицин, кларитромицин). Если же речь идет о пациентах с сопутствующими заболеваниями и/или указанием в анамнезе на антибиотикотерапию на протяжении последних 3 месяцев, препаратом выбора является амоксициллин/клавуланат, альтернативным препаратом — респираторный фторхинолон или цефалоспорин 3-го поколения [15].

Клиницистам следует помнить, что в регионах с высоким (> 25%) уровнем устойчивости S. pneumoniae к макролидам следует рассмотреть возможность применения респираторного хинолона; при известной или предполагаемой микоплазменной этиологии в районах с высоким (> 25%) уровнем устойчивости M. pneumoniae к макролидам следует рассмотреть возможность применения респираторного хинолона или доксициклина.

Читайте также:
Проявление аллергического ринита при бронхиальной астме

Парентеральные антибиотики при лечении пневмонии в амбулаторных условиях не имеют доказанных преимуществ перед пероральными, при этом ассоциированы с повышением частоты постинъекционных осложнений и более высокими затратами на введение [15].

При лечении нетяжелой внебольничной пневмонии в стационаре у пациентов без сопутствующих заболеваний и не получавших антибиотики на протяжении 3 последних месяцев предпочтение следует отдать амоксициллину/клавуланату в/в, в/м или ампициллину в/в, в/м, альтернативой служит лево­флоксацин или моксифлоксацин в/в. У пациентов с нетяжелой пневмонией с сопутствующими заболеваниями и/или принимавшими за последние 3 месяца антимикробные препараты, следует выбирать между амоксициллином/клавуланатом в/в, в/м, или цефалоспорином 3-го поколения (цефотаксим, цефтриаксон) в/в, в/м, или респираторным фторхинолоном (левофлоксацин, моксифлоксацин) в/в, или эртапенемом в/в, в/м [15].

Какова же оптимальная продолжительность антибактериальной терапии при внебольничной пневмонии? Четкого ответа на этот вопрос не получено. Считается, что длительность терапии зависит от возраста, сопутствующих заболеваний, наличия осложнений и др. Решение о прекращении терапии должно основываться на клинических данных (стойкое снижение температуры тела ≤ 37,2 °C в течение не менее 48 ч; отсутствие интоксикационного синдрома; частота дыхания

Ю. В. Евсютина, кандидат медицинских наук

ФГБУ НМИЦПМ Минздрава России, Москва

Внебольничная пневмония, коротко о главном. Что важно знать практикующему врачу. По материалам Конгресса «Человек и лекарство» и III Саммита пульмонологов/ Ю. В. Евсютина
Для цитирования: Лечащий врач № 11/2019; Номера страниц в выпуске: 56-59
Теги: дыхательные пути, инфекции, профилактика, вакцинация

Практические рекомендации по ведению пациентов с нетяжелой внебольничной пневмонией

*Пятилетний импакт фактор РИНЦ за 2020 г.

Читайте в новом номере

Внебольничная пневмония (ВП) является одной из актуальных проблем современной медицины в связи с высокой заболеваемостью и смертностью, связанными с ней. В статье обсуждается роль различных возбудителей — бактерий и вирусов, в т. ч. коронавируса COVID-19 — в развитии ВП. Авторы рассматривают вопросы диагностики ВП, обсуждают роль прогностических шкал и биомаркеров воспаления, таких как C-реактивный белок и прокальцитонин. Подробно освещены подходы к лечению пациентов с ВП. Планируя тактику антимикробной химиотерапии ВП, врачу необходимо учитывать клинико-эпидемиологическую ситуацию, региональную ситуацию по антибиотикорезистентности, а также оценивать безопасность применения препарата в конкретной клинической ситуации, наличие факторов риска и комплаентность пациента. В статье приведены алгоритмы выбора препарата для эмпирической антимикробной терапии нетяжелой ВП у амбулаторных и госпитализированных пациентов. Авторы подробно рассматривают критерии эффективности антимикробной химиотерапии, которые позволят практикующему врачу при необходимости своевременно скорректировать тактику ведения пациента, но в то же время избежать неоправданного изменения режима терапии (через 24 ч от начала), которое вместо положительного эффекта ведет лишь к формированию антибиотикорезистентных штаммов и нежелательным явлениям.

Ключевые слова: внебольничная пневмония, COVID-19, острая дыхательная недостаточность, острый респираторный дистресс-синдром, антимикробная терапия, клинические рекомендации, амоксициллин, клавуланат.

Для цитирования: Зайцев А.А., Синопальников А.И. Практические рекомендации по ведению пациентов с нетяжелой внебольничной пневмонией. РМЖ. 2020;4:19-23.

Practical guidelines for the patient management with non-severe community-acquired pneumonia

A.A. Zaitsev 1 , A.I. Sinopalnikov 2

1 Main Military Clinical Hospital named after N.N. Burdenko, Moscow

2 Russian Medical Academy of Continuous Professional Education, Moscow

Community-acquired pneumonia (CAP) is one of the most urgent problems of modern medicine due to its high incidence and mortality. The article discusses the role of various pathogens — bacteria and viruses, including COVID-19 — in the development of CAP. The authors consider the issues of CAP diagnosis, discuss the role of prognostic scales and biomarkers of inflammation, such as C-reactive protein and procalcitonin. Approaches to treatment of patients with CAP are described in detail. When planning the tactics of antimicrobial CAP chemotherapy, the doctor should take into account the clinical and epidemiological situation, the regional situation concerning antibiotic resistance, the presence of risk factors and patient compliance, as well as evaluate the drug safety in a specific clinical event. The article presents algorithms for drug selection to conduct empirical antimicrobial therapy of non-severe CAP on outpatient and inpatient basis. The authors consider in detail the criteria for the antimicrobial chemotherapy efficacy, which will allow the practitioner to adjust the patient management tactics in a timely manner, if necessary, and at the same time to avoid unjustified changes in the treatment regimen (after 24 hours from the beginning), not accompanied by positive effects, but leading only to the formation of antibiotic-resistant strains and of adverse events.

Читайте также:
Прогревание груди, спины и ног при бронхите у взрослых и детей

Keywords: community-acquired pneumonia, COVID-19, acute respiratory failure, acute respiratory distress syndrome, antimicrobial therapy, clinical guidelines, amoxicillin , clavulanate.

For citation: Zaitsev A.A., Sinopalnikov A.I. Practical guidelines for the patient management with non-severe community-acquired pneumonia. RMJ. 2020;4:19–23.

Введение

Внебольничная пневмония (ВП) является одной из актуальных проблем современной медицины, что обусловлено высокой заболеваемостью и смертностью, связанными с этой патологией. Так, ежегодная заболеваемость ВП в России составляет 390–400 случаев на 100 тыс. населения, а смертность — 17–18 случаев на 100 тыс. [1]. По данным ВОЗ, пневмония и грипп занимают 3-е место среди ведущих причин смерти, унося более 3 млн жизней ежегодно. Известно, что у пациентов молодого и среднего возраста без сопутствующих заболеваний летальность в среднем составляет 1–3%, а у больных пожилого возраста с сопутствующими заболеваниями летальность достигает 15–58% [1, 2]. Важными факторами неблагоприятного исхода при пневмонии являются позднее обращение за медицинской помощью, неверная оценка состояния пациента и прогноза течения заболевания, а также неадекватная стартовая антибактериальная терапия.

Возбудители внебольничной пневмонии

Основным возбудителем пневмонии является Streptococcus pneumoniae (S. pneumoniae), вызывающий до 30–50% случаев заболевания. Haemophilus influenzae в амбулаторной практике встречается в 8–10% случаев (как правило, у курильщиков, больных хроническим бронхитом, хронической обструктивной болезнью легких [ХОБЛ]). Известно, что 8–30% случаев нетяжелой ВП обусловлены Chlamydophila pneumoniae (C. pneumoniae) и Mycoplasma pneumoniae (M. pneumonia), в 3–5% обнаруживаются Staphylococcus aureus (S. aureus) и Klebsiella pneumoniae (K. pneumoniae) [1, 3–6]. При тяжелом течении ВП существует вероятность выявления Legionella pneumophila, но в России, как правило, это единичные (спорадические) случаи. В очень редких случаях пневмонию во внебольничных условиях может вызывать Pseudomonas aeruginosa (у пациентов с муковисцидозом, бронхоэктатической болезнью, иммунодефицитами). У 50% взрослых пациентов, страдающих ВП, выявляют 2 и более возбудителей, наиболее частым является сочетание пневмококковой инфекции с микоплазменной или хламидийной инфекцией, а также респираторными вирусами (в данном контексте, на наш взгляд, речь идет о выявлении вируса, а не его вкладе в возникновение пневмонии, т. е. бактериальная пневмония развивается на фоне острой респираторной вирусной инфекции), что утяжеляет течение заболевания. Следует отметить, что выделение из мокроты Streptococcus viridans, Staphylococcus epidermidis и других коагулазонегативных стафилококков, а также Enterococcus spp., Neisseria spp., Candida spp., как правило, свидетельствует о контаминации материала микрофлорой верхних отделов дыхательных путей, поскольку для данных микроорганизмов не характерна способность вызывать бронхолегочное воспаление.

Поражение легких («первичная вирусная пневмония») может быть обусловлено респираторными вирусами (гриппа, коронавирусом COVID-19, респираторно-синцитиальным вирусом, метапневмовирусом человека, бокавирусом человека и др.). Необходимо отметить, что в данной ситуации термин «пневмония» не отражает в полной мере морфологию и клинико-рентгенологические признаки патологического процесса, наблюдающегося при вирусном поражении легких. На наш взгляд, более правильным является термин «вирусный пневмонит» [7]. На практике в такой ситуации очень важно установить этиологию заболевания (предположить на основании характерных клинико-рентгенологических критериев), сформировать правильный диагноз (например: грипп А, тяжелое течение, осложненный острым респираторным дистресс-синдромом [ОРДС], острой дыхательной недостаточностью [ОДН]) и осуществить правильное ведение больного (респираторная поддержка, противовирусная терапия и др.) [7].

Рост актуальности тяжелых поражений легких в рамках вирусной инфекции в основном обусловлен пандемическим вирусом гриппа A/H1N1, способным вызывать первичное поражение ткани легких с развитием ОРДС и быстро прогрессирующей ОДН [7]. Выделяют первично вирусное поражение легких, развивающееся в результате непосредственного вирусного поражения легких, и вторичную бактериальную пневмонию (вирусно-бактериальную), которая может сочетаться с первичным вирусным поражением легких или являться самостоятельным поздним осложнением гриппа [7]. Другим клиническим сценарием поражения нижних отделов респираторного тракта в рамках вирусной инфекции является развитие бронхиолита с последующим присоединением бактериальной инфекции (пневмонии).

До настоящего времени как в международных рекомендациях по ведению пациентов с ВП [1, 3–5], так и в отдельных публикациях [7, 8] отмечается тот факт, что именно вирусы гриппа наиболее часто вызывают первичное вирусное поражение легких, тогда как другие респираторные вирусы реже вызывают первичное вирусное поражение. В этой связи стоит заметить, что выявление методом полимеразной цепной реакции (ПЦР) аденовируса или другого возбудителя в носоглоточном мазке или ином биологическом материале у больного с очевидной клинико-рентгенологической картиной пневмонии не свидетельствует о его доказанной роли в возникновении заболевания. Конечно, течение бактериальной пневмонии на фоне ОРВИ приводит к ухудшению клинического состояния, усугубляя проявления инфекционно-токсического синдрома (гипертермия и др.), но выявление методом ПЦР аденовируса или иных респираторных вирусов, не обладающих тропностью к эпителию нижних дыхательных путей, не является доказанной причиной поражения именно респираторных отделов легких. Это важно, т. к. порой неверная интерпретация лабораторных данных может привести к неоправданной эскалации фармакотерапии.

Читайте также:
Заразна ли пневмония для окружающих больного людей

Вне всякого сомнения, вклад вирусной инфекции в этиологию поражения легких в будущем будет только расширяться [9], но большинство авторов прогнозируют, что это будет происходить именно за счет метапневмовирусов, коронавирусов, вируса парагриппа и респираторно-синцитиального вируса, исходно обладающих тропностью к эпителию нижних отделов дыхательных путей.

В данном контексте стоит упомянуть о новой коронавирусной инфекции — COVID-19, вспышка которой началась в середине декабря 2019 г. в Китае, в городе Ухань, и распространилась на многие города Китая, Юго-Восточную Азию, а также по всему миру [10]. По данным на начало марта 2020 г., количество заболевших в мире достигло более 100 тыс. человек, а число умерших приближается к 3 тыс. Основным источником коронавирусной инфекции является больной человек, в т. ч. находящийся в инкубационном периоде заболевания. Инфекция передается воздушно-капельным (при кашле, чихании, разговоре), воздушно-пылевым и контактным путями. Факторы передачи — воздух, пищевые продукты и предметы обихода, контаминированные вирусом COVID-19. Инкубационный период — от 2 до 14 сут. Из клинических проявлений наиболее часто регистрируются головные боли (8%), кровохарканье (5%), диарея (3%), тошнота, рвота, сердцебиение. Данные симптомы в дебюте инфекции могут наблюдаться без повышения температуры тела. Одышка, как правило, наблюдается на 6–8-е сут от момента заражения. Гипоксемия (снижение SpO2 менее 88%) развивается более чем у 30% пациентов. Средний возраст больных в провинции Ухань составил около 41 года, наиболее тяжелые формы развивались у пациентов пожилого возраста (60 и более лет) и страдающих коморбидной патологией. Наиболее часто у больных COVID-2019 были отмечены следующие сопутствующие заболевания: сахарный диабет — у 20%, артериальная гипертензия — у 15%, другие сердечно-сосудистые заболевания — у 15%. Практически у всех пациентов с тяжелым течением заболевания развивается прогрессирующая ОДН, обусловленная развитием ОРДС [10].

Диагностика внебольничной пневмонии

В последние годы на страницах международных рекомендаций особое место в диагностике пневмонии занимает определение биологических маркеров воспалительного ответа. Например, российскими экспертами в настоящее время рекомендуется исследование уровня С-реактивного белка (СРБ) в сыворотке крови у всех госпитализированных больных с ВП [11], поскольку СРБ коррелирует с тяжестью течения ВП, распространенностью воспалительной инфильтрации и прогнозом при данном заболевании [12, 13]. Отсутствие существенного снижения уровня СРБ на фоне проведения антимикробной терапии у госпитализированных пациентов с ВП служит предиктором более высокой летальности.

Ценным с практической точки зрения является исследование уровня СРБ у пациентов с неопределенным диагнозом ВП, например при отсутствии воспалительной инфильтрации легочной ткани у пациентов с характерным анамнезом, жалобами и локальными симптомами, свидетельствующими в пользу легочной консолидации. При уровне СРБ в сыворотке крови >100 мг/л его специфичность в подтверждении диагноза превышает 90%, тогда как при концентрации СРБ в сыворотке крови Литература

Только для зарегистрированных пользователей

Нозокомиальная пневмония у взрослых. Чучалин А.Г

Российское респираторное общество (РРО)

Общероссийская общественная организация «Федерация анестезиологов и реаниматологов» (ФАР)

Российская ассоциация специалистов по хирургическим инфекциям (РАСХИ)

Межрегиональная ассоциация по клинической микробиологии и антимикробной химиотерапии (МАКМАХ)

Альянс клинических химиотерапевтов и микробиологов Российское общество патологоанатомов

НОЗОКОМИАЛЬНАЯ ПНЕВМОНИЯ у ВЗРОСЛЫХ

РОССИЙСКИЕ НАЦИОНАЛЬНЫЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

nozokomialnaya_pneumonia olga ver2.indd 1

7/17/09 11:00:55 AM

Академик РАМН, профессор А.Г. Чучалин, чл.-корр. РАМН, профессор Б.Р. Гельфанд.

Профессор С.Н. Авдеев, доцент Д.Н. Проценко.

АвдеевСергейНиколаевич — д.м.н., профессор, заведующий клиническим отделом НИИ пульмонологии Федерального медико-биологического агентства (ФМБА) России, Москва.

Белобородов Владимир Борисович —

д.м.н., профессор, кафедра инфекционных болезней Российской медицинской академии последипломного образования, Москва.

Белоцерковский Борис Зиновьевич —

к.м.н., доцент кафедры анестезиологии и реаниматологии факультета усовершенствования врачей Российского государственного медицинского университета, заведующий отделением анестезиологии и реанимации Главной клинической больницы Московского Патриархата.

Галстян Геннадий Мартинович — д.м.н., ведущий научный сотрудник отделения реанимации Гематологического научного центра РАМН, Москва.

Гельфанд Борис Романович — чл.-корр. РАМН, д.м.н., профессор, заведующий кафедрой анестезиологии и реаниматологии факультета усовершенствования врачей Российского государственного

Читайте также:
Массаж при бронхиальной астме у детей и взрослых

медицинского университета, вицепрезидент РАСХИ, Москва.

Дехнич Андрей Владимирович — к.м.н., заместитель директора по науке НИИ антимикробной химиотерапии Смоленской государственной медицинской академии.

Климко Николай Николаевич — д.м.н., профессор, заведующий кафедрой клинической микологии, аллергологии

и иммунологии Санкт-Петербургской медицинской академии последипломного образования, член правления МАКМАХ, Санкт-Петербург.

Козлов Роман Сергеевич — д.м.н., профессор, директор НИИ антимикробной химиотерапии Смоленской государственной медицинской академии, президент МАКМАХ.

ЛевитАлександрЛьвович — д.м.н., профессор кафедры анестезиологии

и реаниматологии ФПКиПП Уральской государственной медицинской академии, заведующий отделением анестезиологии

и реанимации Свердловской областной клинической больницы № 1, Главный анестезиолог-реаниматолог Свердловской области, Екатеринбург.

Мишнёв Олеко Дмитриевич — д.м.н., профессор, заведующий кафедрой патологической анатомии Российского государственного медицинского университета, главный научный сотрудник отдела патологической анатомии Института хирургии имени А.В. Вишневского, Главный патологоанатом Минздравсоцразвития России, первый вице-президент Российского общества патологоанатомов, Москва.

nozokomialnaya_pneumonia olga ver2.indd 3

7/17/09 11:00:55 AM

Полушин Юрий Сергеевич — д.м.н., профессор, начальник кафедры анестезиологии и реаниматологии Военномедицинской академии им. С.М. Кирова, Главный анестезиолог Министерства обороны Российской Федерации, президент Общероссийской общественной организации «Федерация анестезиологов и реаниматологов», СанктПетербург.

Проценко Денис Николаевич — к.м.н., доцент кафедры анестезиологии и реаниматологии факультета усовершенствования врачей Российского государственного медицинского университета, заместитель главного врача по анестезиологии и реаниматологии Городской клинической больницы № 7 Департамента здравоохранения г. Москвы.

Решедько Галина Константиновна — д.м.н., профессор, старший научный сотрудник НИИ антимикробной химиотерапии Смоленской государственной медицинской академии.

РудновВладимирАлександрович — д.м.н., профессор, заведующий кафедрой анестезиологии и реаниматологии Уральской государственной медицинской академии, вице-президент МАКМАХ, Главный анестезиолог-реаниматолог Екатеринбурга.

Сидоренко Cергей Владимирович — д.м.н., профессор кафедры микробиологии и клинической химиотерапии Российской академии последипломного образования, вице-президент Альянса клинических химиотерапевтов и микробиологов, Москва.

Синопальников Александр Игоревич —

д.м.н., профессор, начальник кафедры пульмонологии Государственного института усовершенствования врачей Министерства обороны Российской Федерации, вице-президент МАКМАХ, Москва.

Чучалин Александр Григорьевич —

академик РАМН, д.м.н., профессор, директор НИИ пульмонологии ФМБА России, заведующий кафедрой госпитальной терапии Российского государственного медицинского университета, Главный терапевт Минздравсоцразвития России, президент Российского респираторного общества, Москва.

Щёголев Александр Иванович — д.м.н., профессор, заведующий отделом патологической анатомии Института хирургии имени А.В. Вишневского, профессор кафедры патологической анатомии лечебного факультета Российского государственного медицинского университета, Москва.

Яковлев Сергей Владимирович — д.м.н., профессор кафедры госпитальной терапии Московской медицинской академии им. И.М. Сеченова, вице-президент Альянса клинических химиотерапевтов и микробиологов, Москва.

Ярошецкий Андрей Игоревич — к.м.н., врач анестезиолог-реаниматолог Городской клинической больницы № 7 Департамента здравоохранения г. Москвы.

nozokomialnaya_pneumonia olga ver2.indd 4

7/17/09 11:00:56 AM

Список сокращений . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 6

Определение и классификация . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 9

Б.Р. Гельфанд, Ю.С. Полушин, В.А. Руднов, А.Г. Чучалин

А.Л. Левит, С.Н. Авдеев, В.А. Руднов, А.Г. Чучалин

Факторы риска . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 15

Б.З. Белоцерковский, Б.Р. Гельфанд, Д.Н. Проценко, А.И. Ярошецкий

Патогенез и клинико-диагностические критерии . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .17

Г.М. Галстян, Б.Р. Гельфанд, О.Д. Мишнёв, В.А. Руднов, А.И. Синопальников, А.Г. Чучалин

Этиология и чувствительность возбудителей . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 30

В.Б. Белобородов, А.В. Дехнич, Р.С. Козлов, Г.К. Решедько , С.В. Сидоренко

Антимикробная терапия . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 35

В.Б. Белобородов, Н.Н. Климко, Р.С. Козлов, А.И. Синопальников, С.В. Яковлев

Неантимикробная терапия . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 53

С.Н. Авдеев, А.Л. Левит, Д.Н. Проценко, А.И. Ярошецкий

Б.З. Белоцерковский, Г.М. Галстян, В.А. Руднов

Патологическая анатомия . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .71

О.Д. Мишнёв, А.И. Щёголев

nozokomialnaya_pneumonia olga ver2.indd 5

7/17/09 11:00:56 AM

— острое повреждение лёгких

и интенсивной терапии

— вентиляция в положении

APACHE II– шкала оценки острых и хрони-

ческих функциональных изме-

— клиническая шкала оценки

— нижние дыхательные пути

— фракция кислорода во вдыхае-

— парциальное напряжение кис-

лорода в артериальной крови,

связанная с искусственной

nozokomialnaya_pneumonia olga ver2.indd 6

7/17/09 11:00:56 AM

Нозокомиальная пневмония (НП) является одним из наиболее часто встречающихся в стационаре инфекционных заболеваний и самым частым — у больных отделений реанимации и интенсивной терапии (ОРИТ). Клинические и экономические последствия НП очень значимы, особенно для больных, находящихся на искусственной вентиляции лёгких (ИВЛ).

В 2006 году в России было зарегистрировано 25 852 случая НП, показатель заболеваемости составил 0,8 на 1000 больных. В США в этот же период было зарегистрировано 2 млн больных НП, из которых 88 000 умерли.

В целом в нашей стране за последние пять лет не произошло позитивных изменений в работе по учёту и регистрации НП. Регистрация заболеваемости в большинстве лечебно-профилактических учреждений (ЛПУ) остаётся на низком уровне, вместе с тем, по данным Роспотребнадзора, НП в России ежегодно переносят до 8% пациентов, или 2 млн человек.

Читайте также:
Гомеопатия при обструктивном бронхите у детей и взрослых

В настоящих рекомендациях представлена информация о начальной оценке и ведении взрослых пациентов с НП. Основными движущими силами для разработки данных рекомендаций стали рост резистентности возбудителей НП, приведший к необходимости пересмотра существовавших подходов к выбору эмпирической антибактериальной терапии, а также понимание того, что избыточное применение антимикробных препаратов является одним из главных факторов, способствующих росту резистентности микроорганизмов.

Представленные алгоритмы терапии исходят из наиболее вероятной чувствительности преобладающих возбудителей, и предложенные режимы, как правило, являются достаточными при выборе эмпирической терапии НП. Однако при адаптации данных рекомендаций к конкретному отделению следует учитывать особенности этиологии и резистентности основных возбудителей НП в различных стационарах.

В основу настоящих рекомендаций легли два документа: рекомендации по диагностике, лечению и профилактике НП, принятые в 2005 году Российским респираторным обществом (РРО), Межрегиональной ассоциацией клинической микробиологии и антимикробной химиотерапии (МАКМАХ)

и Федерацией анестезиологов и реаниматологов (ФАР) России [1], и методические рекомендации по НП в хирургии, принятые Российской ассоциацией специалистов по хирургическим инфекциям (РАСХИ) в 2003 году [2].

В подготовке настоящих рекомендаций принимали участие специалисты,

Нозокомиальная пневмония: российские национальные рекомендации

Пневмония относится к наиболее распространенным заболеваниям у человека и является одной из ведущих причин смерти от инфекционных болезней. Согласно официальной статистике (Центральный научно-исследовательский институт организации и информатизации здравоохранения Минздравсоцразвития РФ), на 2010 г. в РФ было зарегистрировано 449673 случая заболевания пневмонией, что составило у лиц в возрасте > 18 лет – 3,88 ‰. Наиболее высокая заболеваемость пневмонией среди взрослых отмечена в Сибирском и Дальневосточном федеральных округах (4,31 и 4,40 ‰ соответственно), наименьшая – в Южном федеральном округе (3,09 ‰) [1]. Очевидно, однако, что эти цифры не отражают истинной заболеваемости пневмонией в России, которая согласно расчетам достигает 14-15 ‰, а общее число больных ежегодно превышает 1,5 млн человек [2].

В настоящее время, согласно классификации пневмонии с учетом условий возникновения, помимо подразделения пневмоний на внебольничные и нозокомиальные, в отдельную категорию выделяют пневмонии, связанные с оказанием медицинской помощи [3, 4].

Пневмония, связанная с оказанием медицинской помощи, HCAP (health care-associated pneumonia) – новая категория пневмонии, что представляется весьма важным, поскольку для успешного предотвращения НСАР необходимы действия, предпринимаемые на различных уровнях. Это понятие относится к пациентам с частыми контактами со здравоохранением: проживание в домах престарелых, нахождение в домах сестринского ухода/отделениях длительного медицинского наблюде- ния ≥ 14 суток, хронический диализ в течение ≥ 30 суток, предшествующее стационарное лечение (не менее 2-х дней в течение 90 дней перед возникновением НСАР, в том числе случаи оказания неотложной помощи), амбулаторное наблюдение и лечение, в том числе инфузионная, химиотерапия, антибактериальная терапия (использование любого антибиотика больше 48 часов) в течение 30 предшествующих дней, хирургические вмешательства (в т.ч. обработка раневой поверхности в домашних условиях), иммунодефицитные состояния/заболевания, что формирует высокий риск возникновения устойчивых инфекционных агентов [5, 6].

Цель исследования: изучить частоту встречаемости, этиологию, особенности клиники, течения, лечения и исходы в сравнительном аспекте у больных пневмонией, связанной с оказанием медицинской помощи и внебольничной пневмонией.

Материалы и методы исследования

В исследование были включены пациенты, находившиеся на стационарном лечении в 70-коечном терапевтическом отделении КГБУЗ «Городская больница №4» г. Барнаула с диагнозом: Пневмония. Вид пневмонии определялся согласно Российским национальным рекомендациям по внебольничной пневмонии (2010), ATS/IDSA (2005, 2007 гг.) [2, 3, 7].

Критерием исключения явились пациенты с нозокомиальной пневмонией, диагностированной согласно Российским национальным рекомендациям по нозокомиальной пневмонии (2009) [8].

Объем исследований включал общепринятые клинико-рентгенологические исследования: клинические признаки поражения верхних и нижних отделов дыхательных путей (по жалобам, самочувствию и физикальным данным), лабораторные показатели крови (в том числе биохимические: определение в плазме крови уровня K; Na; Cl; мочевины, креатинина, билирубина, АСТ и АЛТ, глюкозы), исследование системы гемостаза и мочи, рентгенограмма легких в 2-х проекциях (на 3-4-й день заболевания). По показаниям – микроскопическое исследование мокроты, окрашенной по Граму, посев мокроты с определением концентрации возбудителя (диагностически значимая концентрация ≥ 10 6 микроорганизмов в 1 мл мокроты, грибы – в титре ≥ 10 3 КОЕ/мл); методы функциональной диагностики: ЭКГ, спирографию (Spiroanalyzer ST-95 Fucuda-Sangyo), эходопплерокардиографию («ViVid-7» GE, США) по стандартным методикам. У пациентов с клиническими проявлениями дыхательной недостаточности проводилось определение газов артериальной крови. В случае летального исхода анализировались данные протоколов патологоанатомического исследования.

Читайте также:
Профилактика и лечение туберкулёза в детском саду

Статистическую обработку полученных данных осуществляли с помощью методов вариационной статистики с использованием пакета программ «Excel-4». Статистическую значимость различия средних определяли с использованием критерия Стьюдента, при уровне значимости ? р 0,05), однако преобладание мужчин по сравнению с женщинами в I группе являлось статистически достоверным ( 38°C

Практические рекомендации по лечению злокачественных опухолей Российского общества клинической онкологии

Практические рекомендации:

  • ОБЩИЕ ПРИНЦИПЫ ПРОТИВООПУХОЛЕВОЙ ТЕРАПИИ
  • НЕМЕЛКОКЛЕТОЧНЫЙ РАК ЛЕГКОГО
  • МЕЛКОКЛЕТОЧНЫЙ РАК ЛЕГКОГО
  • МЕЗОТЕЛИОМА ПЛЕВРЫ, БРЮШИНЫ И ДРУГИХ ЛОКАЛИЗАЦИЙ
  • НЕЙРОЭНДОКРИННЫЕ НЕОПЛАЗИИ ЛЕГКИХ И ТИМУСА
  • ОПУХОЛИ ГОЛОВЫ И ШЕИ
  • МЕТАСТАТИЧЕСКИЕ ОПУХОЛИ ГОЛОВНОГО МОЗГА
  • РАК МОЛОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ
  • РАК ЯИЧНИКОВ/ ПЕРВИЧНЫЙ РАК БРЮШИНЫ / РАК МАТОЧНЫХ ТРУБ
  • НЕЭПИТЕЛИАЛЬНЫЕ ОПУХОЛИ ЯИЧНИКОВ
  • ПОГРАНИЧНЫЕ ОПУХОЛИ ЯИЧНИКОВ
  • РАК ШЕЙКИ МАТКИ
  • РАК ТЕЛА МАТКИ И САРКОМЫ МАТКИ
  • ТРОФОБЛАСТИЧЕСКИЕ ОПУХОЛИ
  • МЕЛАНОМА КОЖИ
  • ПЕРВИЧНЫЕ ЗЛОКАЧЕСТВЕННЫЕ ОПУХОЛИ КОСТЕЙ (ОСТЕОСАРКОМА, САРКОМА ЮИНГА)
  • САРКОМЫ МЯГКИХ ТКАНЕЙ
  • ОПУХОЛИ НЕВЫЯВЛЕННОЙ ПЕРВИЧНОЙ ЛОКАЛИЗАЦИИ
  • РАК ПИЩЕВОДА И ПИЩЕВОДНО-ЖЕЛУДОЧНОГО ПЕРЕХОДА
  • РАК ЖЕЛУДКА
  • РАК ОБОДОЧНОЙ КИШКИ И РЕКТОСИГМОИДНОГО СОЕДИНЕНИЯ
  • РАК ПРЯМОЙ КИШКИ
  • РАК АНАЛЬНОГО КАНАЛА И КОЖИ ПЕРИАНАЛЬНОЙ ОБЛАСТИ
  • ГЕПАТОЦЕЛЛЮЛЯРНЫЙ РАК
  • БИЛИАРНЫЙ РАК
  • РАК ПОДЖЕЛУДОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ
  • РАК КОРЫ НАДПОЧЕЧНИКОВ
  • ГАСТРОИНТЕСТИНАЛЬНЫЕ СТРОМАЛЬНЫЕ ОПУХОЛИ (ГИСО, GIST)
  • НЕЙРОЭНДОКРИННЫЕ НЕОПЛАЗИИ ЖКТ, ПОДЖЕЛУДОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ И ДРУГИХ ЛОКАЛИЗАЦИЙ
  • ПОЧЕЧНОКЛЕТОЧНЫЙ РАК
  • РАК МОЧЕВОГО ПУЗЫРЯ
  • РАК ПРЕДСТАТЕЛЬНОЙ ЖЕЛЕЗЫ
  • ГЕРМИНОГЕННЫЕ ОПУХОЛИ У МУЖЧИН
  • ОПУХОЛИ ВИЛОЧКОВОЙ ЖЕЛЕЗЫ (ТИМОМА И РАК ТИМУСА)

Ведущие онкологи России уже в десятый раз выпускают Практические рекомендации RUSSCO. Это огромный коллективный труд большого числа специалистов профессионального сообщества.

Помощь практикующему врачу при выборе объема обследования и тактики лечения пациентов со злокачественными образованиями — вот то, ради чего мы каждый год дополняем и перерабатываем эти рекомендации.

Мы понимаем, что онкология сегодня является самым динамично развивающимся разделом медицины и науки. А потому мы стараемся сделать рекомендации удобными для практического использования, своего рода настольным пособием в удобной для практикующих врачей форме. Да, эти рекомендации полностью соответствуют клиническим рекомендациям Министерства Здравоохранения РФ, готовятся они одним и тем же коллективом авторов. Удобство — в отсутствии обязательных для официальных документов ссылок на источник информации, это делает их менее громоздкими.

Жизнь не стоит на месте, и мы тоже. Не ошибусь, если скажу, что почти каждые полгода в онкологии появляются новые эффективные диагностические и лечебные методы. В рекомендации 2021 года мы включили ряд новых методик, поскольку они показали свою высокую эффективность в клинических исследованиях.

В последние 3 года благодаря Национальному проекту «Здравоохранение» на борьбу с онкологическими заболевания выделяются колоссальные средства. С увеличением финансирования мы получили возможность назначать, а наши пациенты — получать самые современные, в том числе дорогостоящие препараты. Уже сегодня это дает плоды в виде снижения одногодичной летальности, а в дальнейшем мы, без сомнения, вправе рассчитывать на увеличение выживаемости.

Для нас очень важна обратная связь от вас! Ваши конструктивные предложения и критические замечания помогут нам в будущем проработать рекомендации более детально.

Проф. В.М. Моисеенко, главный редактор

Если вы заметили ошибку, опечатку в рекомендациях – пожалуйста, найдите немного времени для того, чтобы заполнить нижеследующую форму:

Также мы приветствуем и, более того, просим принять участие в создании следующего варианта рекомендаций. Если вы считаете, что можете улучшить их по сути, если у вас есть предложения и замечания по существу рекомендаций, свяжитесь с нами посредством следующей формы:

Звездочкой * отмечены поля, обязательные для заполнения.

Одышка при бронхите

Нередко у пациентов развивается одышка при бронхите – остро возникшем заболевании, вызванном преимущественно вирусами. Кроме одышки, пациентов беспокоит кашель, который продолжается не более 2-3 недель. В Юсуповской больнице для диагностики бронхита применяют современные методы инструментальной и лабораторной диагностики. После установки точного диагноза врачи проводят комплексную терапию новейшими лекарственными препаратами, позволяющими устранить одышку и другие симптомы заболевания.

Хронический бронхит – это хроническое воспалительное заболевание бронхов, которое обусловлено раздражением воздухоносных путей летучими веществами или повреждением вирусно-бактериальными агентами. Болезнь характеризуется морфологической перестройкой слизистой оболочки бронхов, сопровождается повышенной секрецией слизи, нарушением очистительной функции бронхов.

Типичные случаи хронического бронхита без обструкции бронхов не сопровождаются одышкой. Она возникает при активном прогрессирующем воспалительном процессе или длительном течении заболевания. Часто возникновение одышки при осложнении хронического бронхита дыхательной недостаточностью пациенты оценивают как начало болезни.

При обструктивных формах хронического бронхита одышка возникает, чуть ли не самого начала болезни. В начальных стадиях процесса она может возникать только при физических нагрузках, сопровождаться кашлем. Достаточно быстро одышка прогрессирует и возникает при минимальных нагрузках и в покое. Одышка при бронхите у ребёнка является показанием для его госпитализации.

Читайте также:
Симптомы, диагностика и лечение плеврита легких

Причины развития бронхита

Острый бронхит развивается под воздействием следующих факторов:

  • Аллергенов;
  • Курения;
  • Гипертрофии нёбных и носоглоточных миндалин;
  • Нарушения иммунной системы.

Чаще острым бронхитом болеют дети и пожилые люди. В возникновении и развитии хронического бронхита взаимодействуют внешние и внутренние факторы. Среди внешних факторов особая роль уделяется бытовым и профессиональным веществам, загрязняющим воздух, неиндифферентной пыли, табачному дыму, которые оказывают химическое и механическое действие на слизистую оболочку бронхов. Велико значение неблагоприятных климатических факторов (переохлаждения и перегревания). Меньшую роль в возникновении хронического бронхита играет вирусная, микоплазменная и бактериальная инфекция. Её значение возрастает при обострении хронического бронхита.

Воспаление бронхов обусловливают следующие внутренние факторы:

  • Патология носоглотки;
  • Изменение дыхания через нос с нарушением очищения, увлажнения и согревания вдыхаемого воздуха;
  • Острые бронхиты;
  • Очаговая инфекция верхних дыхательных путей;
  • Повторные острые респираторные заболевания;
  • Ожирение;
  • Нарушение местного иммунитета.

Одышка при бронхите возникает вследствие отёка слизистой оболочки бронхов и нарушения бронхиальной проводимости при наличии большого количества секрета.

Клинические признаки бронхита

Типичные случаи хронического бронхита без обструкции бронхов не сопровождаются одышкой. Она возникает при активном и прогрессирующем воспалительном процессе или длительном течении заболевания.

Для её возникновения воспалительный процесс должен быть либо очень активным и прогрессивно нарастать, либо протекать длительное время (десятки лет). Такие пациенты даже не могут четко отметить время, когда они заболели. Сухой кашель со скудной мокротой, особенно в утреннее время становится для них обычной нормой жизни и не воспринимается за патологию вообще. Поэтому возникновение одышки при осложнении хронического бронхита дыхательной недостаточностью знаменуется больными как начало болезни. Наиболее характерный такой клинический вариант появления одышки для курильщиков с большим стажем курения и лиц с частыми сезонными обострениями кашля.

Совсем по-другому одышка проявляет себя и расценивается при обструктивных формах хронического бронхита. В таких случаях она возникает, чуть ли не самого начала болезни. В начальных стадиях процесса она может возникать только при физических нагрузках, сопровождаясь кашлем. Но достаточно быстро отмечается прогрессирование этого симптома с его возникновением при минимальных нагрузках и даже в покое.

Какая одышка при бронхиальной астме? При бронхиальной астме имеет место экспираторный тип одышки. Пациенту трудно сделать выдох.

Обследование пациентов, которых беспокоит одышка при бронхите

При подозрении на острый бронхит врачи проводят комплексное обследование пациентов с помощью следующих методов исследования:

  • Клинического анализа крови;
  • Рентгенограммы грудной клетки;
  • Микроскопии мокроты с окраской мазка по Грамму;
  • Цитологического обследования мокроты с обязательным подсчётом клеточных элементов.

Частые бронхиты являются показанием к сдаче анализа на антитела (иммуноглобулины классов М и G) к атипичным инфекциям (хламидии пневмонии и микоплазме). При обструктивном бронхите с одышкой делают спирографию (исследование функции внешнего дыхания). При выраженных снижениях бронхиальной проходимости спирографию дополняют пробой с бронхорасширяющим препаратом. С помощью этого исследования определяют обратимость патологических изменений и исключают возможные сопутствующие заболевания (бронхиальную астму).

Частые обострения бронхита являются показанием для проведения бронхоскопии, которая позволяет выявить сопутствующие заболевания лёгких, которые способны вызвать схожие с бронхитом симптомы. Пациентам с рецидивирующими бронхитами делают флюорографию или рентгенографию. Наиболее информативным методом рентгенологического обследования является компьютерная томография.

Лечение острого и хронического бронхита

Для лечения острого бронхита врачи применяют противовирусные и антибактериальные препараты. Обязательно назначают назначение отхаркивающие препараты: АЦЦ, бромгексин, флуимуцил. Отхаркивающе и противовоспалительное действие оказывает эреспал. Выпускается в виде таблеток и сиропа.

Как избавиться от одышки при бронхите? При наличии одышки у пациентов, страдающих бронхитом, назначают бронхорасширяющие препараты в таблетках (эуфиллин, теопэк, теотард). Проводят ингаляции беродуала, беротека, сальбутамола. Хорошее лекарство от одышки при бронхите сироп аскорил. Он совмещает в себе свойства бронхорасширяющего и отхаркивающего средства.

Лечение хронического бронхита проводят с помощью следующих препаратов:

  • Антибактериальных средств;
  • Отхаркивающих препаратов;
  • Бронхолитиков;
  • Противовоспалительных и антигистаминных препаратов.

Применяют ингаляционную терапию и физиотерапевтические методы лечения. При наличии одышки при бронхите записывайтесь на приём к пульмонологу Юсуповской больницы по телефону или онлайн.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: