Преднизолон: как отменить препарат и избежать побочных эффектов

Кортикостероиды при ковиде

Опубликовано пт, 18/12/2020 – 10:48

Влияние COVID-19 на иммунную систему

Covid-19 – это двухфазное заболевание с врожденным иммунным ответом, который переходит в широко эффективный адаптивный иммунный ответ, за исключением меньшинства людей, у которых развивается тяжелое заболевание. Кортикостероиды, такие как дексаметазон, оказывают широкое влияние на врожденный и адаптивный иммунитет. Адаптивный иммунитет может быть неотъемлемой частью иммунопатологии covid-19, поскольку возникновение острого респираторного дистресс-синдрома временно коррелирует с появлением специфических антител против SARS-CoV-2.

У пациентов с тяжелой формой COVID-19 может развиться системная воспалительная реакция, которая способна привести к повреждению легких и дисфункции множества органов. Противовоспалительные эффекты кортикостероидов могут предотвратить или смягчить эти пагубные эффекты.

Отличие COVID-19 от других коронавирусных инфекций

Патогенез SARS-CoV-2 в корне отличается от патогенеза его предшественников SARS-CoV-1 и MERS, плохие исходы которых коррелируют с виремией и высокой вирусной нагрузкой в ​​легких в момент смерти. В отличие от коронавируса MERS, SARS-CoV-2 редко обнаруживается в крови во время симптоматической фазы covid-19, даже у людей с тяжелым заболеванием. Кроме того, гипоксемия может развиваться, когда вирусная нагрузка в верхних дыхательных путях быстро падает или становится неопределяемой. Пациенты, госпитализированные с covid-19, обычно сообщают о появлении симптомов через 3-5 дней после заражения (усталость, озноб), прогрессирующих до лихорадки и сухого кашля через 48 часов. Переход в тяжелое состояние с гипоксемией происходит через пять-семь дней после начала симптоматического заболевания, примерно через 8-14 дней после первоначального заражения. В исследовании RECOVERY дексаметазон был полезен участникам, лечившимся в течение семи или более дней после начала симптоматической фазы с началом гипоксемии. Таким образом, данные RECOVERY поддерживают использование дексаметазона только у пациентов с гипоксемией, а не у пациентов с более легкой формой заболевания. Данные не подтверждают использование дексаметазона или других кортикостероидов в амбулаторных условиях.

Дексаметозон при ковиде

Кортикостероиды, такие как гидрокортизон и дексаметазон, обладают противовоспалительным, антифибротическим и сосудосуживающим действием, которые специалисты по интенсивной терапии десятилетиями пытались использовать для улучшения состояния пациентов с острым респираторным дистресс-синдромом и септическим шоком. В то время как ранние данные наблюдений из Китая предполагали потенциальное повышение смертности кортикостероидов при COVID-19, в предыдущих исследованиях кортикостероидов при других вирусных пневмониях, особенно тяжелом остром респираторном синдроме (SARS) и ближневосточном респираторном синдроме (MERS), обнаружили связь с отсроченным клиренсом вируса и усиленные опасения, что кортикостероиды могут ухудшить реакцию хозяина на SARS-CoV-2

Рандомизированная оценка терапии COVID-19 (RECOVERY), многоцентровое рандомизированное открытое исследование с участием госпитализированных пациентов с COVID-19, показало, что смертность от COVID-19 была ниже среди пациентов, которые были рандомизированы для приема дексаметазона, чем среди тем, кто получил стандартную помощь. В рекомендациях Центров США по профилактике и контролю заболеваний (CDC) рекомендуется отказаться от терапии кортикостероидами при коронавирусных инфекциях, поскольку стероиды «продлевают репликацию вируса » у пациентов с MER, хотя разница во времени до выведения вируса не была статистически значимой в первичных данных.

Хорошо или плохо?

Сообщалось как о положительных, так и о вредных клинических исходах при использовании кортикостероидов (в основном преднизона или метилпреднизолона) у пациентов с другими легочными инфекциями. У пациентов с пневмонией и гипоксией, вызванной Pneumocystis jirovecii , терапия преднизоном снижает риск смерти; однако при вспышках других новых коронавирусных инфекций (например, ближневосточного респираторного синдрома – MERS и тяжелого острого респираторного синдрома – SARS) кортикостероидная терапия была связана с задержкой выведения вируса. При тяжелой пневмонии, вызванной вирусами гриппа, терапия кортикостероидами приводит к худшим клиническим исходам, включая вторичную бактериальную инфекцию и смерть.

Метаанализ результатов испытаний при стресс респираторным синдромом показал, что по сравнению с плацебо терапия кортикостероидами снижает риск общей смертности. Никаких преимуществ от дексаметазона не наблюдалось у пациентов, которым не требовался дополнительный кислород при включении.

Кортикостероиды отличные от дексаметозона

Если дексаметазон недоступен, можно использовать альтернативные глюкокортикоиды, такие как преднизон, метилпреднизолон или гидрокортизон. Для этих препаратов общие суточные эквиваленты доз дексаметазона 6 мг (перорально или внутривенно составляют: преднизон – 40 мг, метилпреднизолон – 32 мг, гидрокортизон – 160 мг. Гидрокортизон обычно используется для лечения септического шока у пациентов с COVID-19; В отличие от других кортикостероидов, ранее изучавшихся у пациентов с острым респираторным дистресс синдромом , дексаметазон не обладает минералокортикоидной активностью и, таким образом, оказывает минимальное влияние на баланс натрия и объем жидкости.

Побочные эффекты дексаметозона

Врачи должны внимательно следить за пациентами с COVID-19, получающими дексаметазон, на предмет побочных эффектов (например, гипергликемии, вторичных инфекций, психических расстройств, аваскулярного некроза). Продолжительное применение системных кортикостероидов может увеличить риск реактивации латентных инфекций (например, вируса гепатита B , герпесвирусных инфекций, стронгилоидоза, туберкулеза). Риск реактивации скрытых инфекций при 10-дневном курсе дексаметазона (6 мг один раз в день) точно не определен. При начале приема дексаметазона необходимо провести соответствующий скрининг и лечение для снижения риска гиперинфекции Strongyloides у пациентов с высоким риском стронгилоидоза

Взаимодействие дексаметозона с другими препаратами

Дексаметазон является умеренным индуктором цитохрома P450 (CYP) 3A4. Таким образом, он может снизить концентрацию и потенциальную эффективность сопутствующих лекарств, которые являются субстратами CYP3A4. Клиницисты должны пересмотреть схему приема лекарств пациента, чтобы оценить возможные взаимодействия. Совместное применение ремдезивира и дексаметазона официально не изучалось, но клинически значимое фармакокинетическое взаимодействие не прогнозируется.

Период полувыведения, продолжительность действия и частота приема варьируют в зависимости от кортикостероидов.

Кортикостероид длительного действия : дексаметазон; период полувыведения: от 36 до 72 часов, применять один раз в день. Кортикостероиды средней продолжительности действия : преднизон и метилпреднизолон; период полувыведения: от 12 до 36 часов, применять один раз в день или в два приема ежедневно. Кортикостероид короткого действия : гидрокортизон; период полувыведения: от 8 до 12 часов, вводить в два-четыре приема ежедневно.

Читайте также:
Дифферин крем, гель: инструкция по применению, отзывы от прыщей

Дексаметозон при беременности

Короткий курс приема бетаметазона и дексаметазона, которые, как известно, проникают через плаценту, обычно используется для уменьшения неонатальных осложнений недоношенности у женщин с угрозой преждевременных родов.

Дексаметозон у детей

Дексаметазон может быть полезен для педиатрических пациентов с респираторным заболеванием COVID-19, которым требуется искусственная вентиляция легких. Использование дексаметазона у пациентов, которым требуются другие формы дополнительной кислородной поддержки, следует рассматривать в индивидуальном порядке и, как правило, не рекомендуется для педиатрических пациентов, которым требуется только низкий уровень кислородной поддержки (например, только назальная канюля).

Исходная тяжесть ковида и эффективность дексаметозона

Преимущество выживаемости оказалось наибольшим среди пациентов , которым потребовалась инвазивная искусственная вентиляция легких при рандомизации: 29,3% участников в группе дексаметазона умерли в течение 28 дней по сравнению с 41,4% в группе стандартной помощи . Среди пациентов, которым при включении требовался дополнительный кислород, но не искусственная вентиляция легких, 23,3% участников группы дексаметазона и 26,2% участников группы стандартной медицинской помощи умерли в течение 28 дней . Не наблюдалось улучшения выживаемости среди участников, которым при поступлении не требовалась кислородная терапия; 17,8% пациентов в группе дексаметазона и 14,0% в группе стандартной медицинской помощи умерли в течение 28 дней.

Расширенный курс кортикостероидов

В настоящее время расширенный курс кортикостероидов сверх 10 дней рассматривается только в отдельных случаях тяжелой формы COVID-19.3 Одним из аргументов в пользу длительного лечения является профилактика фиброза после заболевания у пациентов с COVID-19, для которых могут быть установлены факторы риска фиброза легких. Однако при COVID-19 такой продолжительный курс кортикостероидов может непреднамеренно привести к плохим результатам лечения. Следует учитывать возможное влияние стероидов в прокоагулянтной среде пациентов с COVID-19, когда даже антикоагулянтная терапия недостаточно защищает от тромботических осложнений, обнаруживаемых у умерших пациентов. Состояние гиперкоагуляции с глубоким повреждением эндотелия после инфицирования коронавирусом 2 тяжелого острого респираторного синдрома (SARS-CoV-2) играет важную роль в развитии тромбоза. В исследованиях аутопсии пациентов с COVID-19 были замечены диффузные альвеолярные нарушения с тромбами крупных сосудов и микротромбами. Дексаметазон (6 мг в день) демонстрирует тенденцию увеличивать концентрацию фактора свертывания и фибриногена. Кроме того, длительная кортикостероидная терапия может способствовать так называемому синдрому длительного COVID, который проявляется усталостью и психологическими симптомами, в которых могут иметь место побочные реакции на лекарства, связанные со стероидами, такие как миопатия, нервно-мышечная слабость и психиатрические симптомы. Начало терапии метилпреднизолоном более чем через 2 недели после начала острогореспираторного дистресс синдрома может увеличить риск смерти. Протромботическое влияние стероидов в сочетании с их побочными реакциями на лекарства могло способствовать увеличению смертности.

Кортикостероиды, таким образом, кажутся палкой о двух концах в борьбе с COVID-19, и их следует использовать разумно, учитывая соотношение риска и пользы, в качестве краткосрочного (например, до 10 дней) терапевтического средства в избранной группе. пациентов с COVID-19, у которых зарегистрировано улучшение выживаемости. Нет доказательств, подтверждающих долгосрочное использование стероидов у пациентов с COVID-19 для предотвращения потенциальных неблагоприятных последствий, таких как фиброз легких. Напротив, такой продолжительный курс стероидов мог быть вредным.

Глюкокортикоиды , как причина сахарного диабета

Высокие дозы глюкокортикоидов усугубляют гипергликемию у людей с диабетом, могут выявить недиагностированный диабет, а у лиц с риском диабета могут спровоцировать гипергликемию и впервые возникший диабет (обычно называемый «стероид-индуцированный диабет»). Кроме того, глюкокортикоиды являются наиболее частой причиной развития у людей с диабетом потенциально опасного для жизни гипергликемического гиперосмолярного состояния

Острые вопросы врачу об аллергии во время беременности

Аллерголог-иммунолог Егор Баторов о том, что ждет беременных пациенток с различными заболеваниями аллергической природы

Взаимосвязь беременности и аллергии — тема, которую пациент должен обсуждать с врачом. Однако и фармацевту полезно узнать самые часто задаваемые вопросы, которые обсуждают аллергологи с будущими мамами в поликлиниках. Представляем топ-11 самых распространенных вопросов.

Доктор, я беременна. Как будет протекать мой атопический дерматит/аллергический ринит/бронхиальная астма?

При каждом из перечисленных заболеваний на фоне беременности с примерно равной вероятностью возможны все три варианта: ухудшение, улучшение и стабильное течение. Бронхиальная астма может иметь тенденцию к ухудшению в конце второго и третьем триместре. Предсказать, как будет протекать болезнь в каждом конкретном случае, невозможно.

Для начала рекомендуется строже, чем до беременности, избегать известных причинно-значимых аллергенов и не пренебрегать условиями гипоаллергенного быта. Если не помогает — переходить к приему препаратов.

Я вот точно не знаю свои «причинно-значимые аллергены». Что мне делать?

Во время беременности противопоказаны любые провокационные тесты, в том числе кожные аллергологические пробы и аппликационные («патч») тесты, во избежание очень маловероятной, но теоретически возможной анафилактической реакции на введение аллергена, а также из‑за возможного искажения результатов на фоне измененного состояния иммунной системы беременной женщины. Поэтому помимо основного метода — опроса и физикального обследования — диагностические процедуры ограничены лабораторными методами, в частности определением специфических для аллергенов IgE.

В инструкциях к большинству используемых при аллергии препаратов написано: «Применение… во время беременности возможно в том случае, если предполагаемая польза для матери превышает потенциальный РИСК ДЛЯ ПЛОДА». Я буду терпеть! Ничего пить/мазать/брызгать не буду!

Терпеть не надо. Нет данных о негативном влиянии на женщину и плод того или иного препарата, потому что никто не испытывает препараты на беременных (если такие данные есть, то об этом пишут прямо и подробно.) Скорее всего, прием антиаллергических препаратов в терапевтических дозах на беременности никак не скажется.

Читайте также:
Вазелин для волос: способы применения, отзывы, фото до и после

Врачи в свою очередь стараются не назначать во время беременности препараты внутрь, особенно в первом триместре, в основном также на всякий случай. Пациенткам рекомендуется контролировать аллергические заболевания препаратами локального действия — мазями, спреями, ингаляционными формами — и строго соблюдать терапевтические дозы. Если говорить о местных глюкокортикоидах, то при беременности традиционно предпочтение отдается нефторированным препаратам слабой и средней силы воздействия: гидрокортизона ацетат 0,1 %, гидрокортизона 17‑бутират 0,1 %, метилпреднизолона ацепонат 0,1 % и т. д.

В каких случаях эта самая «предполагаемая польза для матери превышает потенциальный риск для плода»?

Когда не контролируются симптомы заболевания. Если женщина, страдающая атопическим дерматитом, круглосуточно сдирает с себя кожу, несмотря на всяческие мази, или не спит ночами из‑за заложенного носа при аллергическом рините — терапию проводят в объеме, достаточном для достижения контроля над болезнью. В описанных случаях патологический воспалительный процесс в организме, вызванный обострением, а также пресловутое «психоэмоциональное напряжение» как раз и представляют «потенциальный риск для плода».

Не «потенциальный», а самый прямой риск для плода несет, например, тяжелое течение бронхиальной астмы вследствие развития дыхательной недостаточности. Неконтролируемая бронхиальная астма также повышает риск развития преэклампсии, гестационного диабета, отслойки и предлежания плаценты, поэтому при этом заболевании терапия продолжается в том же объеме, что и до беременности.

В интернете пишут, что от приема гормонов во время беременности у детей при рождении — пороки развития и низкий вес, а в будущем — давление, сахарный диабет, гипервозбудимость и т. д. Я не буду!

Тиражируемые в просторах Сети данные вольно пересказывают экспериментальные исследования на животных, которым вводили большие дозы синтетического глюкокортикостероида (ГКС) дексаметазона, не инактивируемого плацентой, публикации отдельных клинических случаев и английское исследование 2002 г. [4] о связи низкого веса при рождении с развитием артериальной гипертензии и сахарного диабета во взрослом состоянии, включавшее более 13 000 человек.

Связь между использованием ГКС у беременных и низкой массой тела новорожденного обнаружена в основном в исследованиях, посвященных использованию дексаметазона при угрозе преждевременных родов, который в терапии аллергической патологии при беременности не применяют. Расщелина неба у новорожденных после приема ГКС описывается в виде клинических случаев, в крупных исследованиях частота этого порока в группах, принимавших ГКС, значимо не отличается от групп контроля. Связи с проблемами со здоровьем в зрелом возрасте в больших исследованиях также не отмечено. При бронхиальной астме, наоборот, как раз было показано, что отказ от ингаляционных ГКС приводил к снижению массы тела плода, вероятно, за счет недостатка кислорода при неконтролируемом течении болезни.

В любом случае, без веской необходимости ни один врач ГКС беременной женщине не назначит. При появлении такой необходимости используют преднизолон (не дексаметазон) в минимальной эффективной дозировке, по возможности коротким курсом и — в идеале — во II триместре.

Среди ГКС для местного применения стараются выбирать формы с меньшей биодоступностью. При аллергодерматозах мази рекомендуется наносить экономно на небольшие участки тела, при большой зоне поражения — чередовать (например, на одну руку в один день, на вторую — на следующий).

Понятно, даже гормоны можно, если невмоготу. А антигистаминные и антилейкотриеновые препараты?

Итак, если «польза для матери превышает потенциальный риск для плода», то можно все антигистаминные, кроме клемастина, дезлоратадина и левоцетиризина. Вреда от этих препаратов не замечено, их прием не рекомендован, так как «не изучен профиль безопасности».

Стоит воздержаться или ограничить прием всех антигистаминных препаратов в последний месяц беременности, так как возможно снижение пищевого поведения, развитие транзиторной неврологической симптоматики и диареи у новорожденных. Не рекомендован прием антигистаминного с выраженным анксиолитическим действием гидроксизина. Его прием в позднем III триместре и непосредственно перед родами в ряде случаев вызывал у новорожденных транзиторную гипотонию, экстрапирамидные нарушения, угнетение ЦНС и дыхания, а в опытах на животных описаны пороки развития плода и увеличение частоты спонтанных абортов при приеме доз препарата, значительно превышающих человеческие.

С осторожностью разрешен прием антилейкотриеновых препаратов, при этом стоит знать, что монтелукаст в эксперименте у животных проникал через плаценту.

Насколько опасны деконгестанты для плода?

Некоторая опасность есть. Следует избегать местных и оральных форм деконгестантов: оксиметазолина и комбинированных препаратов, содержащих фенилэфрин и псевдоэфедрин. Оксиметазолин попал в список из‑за единственного описанного в 1985 г. случая плацентарной недостаточности, возникшей после приема доз, в четыре раза превышавших терапевтические, а также из‑за теоретической возможности его сосудосуживающего действия на сосуды плаценты. В других исследованиях, включавших 167 женщин, никаких изменений выявлено не было.

Прием фенилэфрина и псевдоэфедрина мог быть связан со случаями развития пороков брюшной стенки, лица, кишечника (опыты на животных и несколько исследований «случай-контроль»). В одном исследовании также было показано учащение случаев пороков развития у курящих женщин, употреблявших эти препараты. В ряде других исследований, включавших более 4000 женщин, данные не подтвердились.

Если пациент что‑то из перечисленного использует при беременности — не страшно. Описанные неприятности известны по отдельным клиническим случаям.

Я сейчас на курсе аллерген-специфической иммунотерапии (АСИТ). Прерывать?

Во время беременности не рекомендуется начинать АСИТ, а также повышать дозу аллергена. То есть, если у женщины беременность наступила в фазе набора дозы до максимально переносимой, то, во избежание гипотетического риска тяжелых системных реакций, терапию рекомендуется прервать. Если женщина ранее достигла пороговой дозы и во время беременности периодически ее получает, то курс обычно продолжают.

Читайте также:
Для чего используют Тетраборат Натрия? Инструкция по применению

Какова вероятность развития аллергии у моего ребенка?

Если аллергик — отец, то риск развития аллергии у ребенка — около 30 %, если мать — до 40–45 %. Если аллергическими заболеваниями страдают оба родителя, то вероятность повышается до 40–60 % (по некоторым данным — до 50–80 %, если родители страдают одним заболеванием).

Кроме того, в настоящее время, даже если оба родителя в плане аллергии здоровы, шансы развития аллергии у ребенка составляют 5–16 %.

А если я не буду пить, курить, есть молоко, яйца, шоколад, орехи и т. д.?

Курение матери повышает риск развития астмы, аллергического ринита и аллергодерматозов у ребенка, употребление алкоголя, помимо других проблем со здоровьем, также увеличивает вероятность развития у него атопического дерматита.

А вот отказ от молока, яиц, орехов, морепродуктов и других гастрономических радостей жизни, а также прием пробиотиков не приводит к снижению риска сенсибилизации ребенка к пищевым аллергенам. По данным отдельных исследований, материнские пищевые вольности во время беременности и лактации, наоборот, могут способствовать выработке иммунологической толерантности, но этот вопрос еще недостаточно изучен. Во всяком случае, в здоровой пище себя ограничивать не стоит.

То есть предотвратить появление аллергии у ребенка нельзя?

Можно снизить вероятность ее развития. Как сказано выше, не подвергаться воздействию табачного дыма и не употреблять алкоголь.

По другим способам профилактики аллергии информация очень противоречива. Возможно, снижает риск развития аллергии у ребенка проведение АСИТ во время беременности, но эти данные представлены единичными исследованиями, в которых не была достигнута статистическая значимость. В отдельных исследованиях было показано, что собака в доме снижает риск развития бронхиальной астмы и аллергодерматозов у детей, рожденных в семьях без наследственной предрасположенности к аллергии; однако, по другим данным, присутствие собаки повышает риск затруднения дыхания у новорожденных, а кошки — снижает. Пока ничего с уверенностью сказать нельзя, теоретически можно с легкостью обосновать оба подхода, однако в настоящее время аллергологическими организациями всего мира людям, страдающим аллергическими заболеваниями, не рекомендуется держать в доме животных.

  1. Доказательная аллергология-иммунология — Колхир П. В. — Практическое пособие. — М.: Практическая медицина. — 2010 г. — 528 с.
  2. Pali-Schöll I., Namazy J., Jensen-Jarolim E. Allergic diseases and asthma in pregnancy, a secondary publication. World Allergy Organization Journal. 2017; 10:10.
  3. Lieberman J. Should we encourage allergen immunotherapy during pregnancy? Expert Rev Clin Immunol. 2014; 10 (3): 317–9.
  4. Murphy V. E., Zakar T., Smith R., Giles W. B., Gibson P. G., et al. Reduced 11beta-Hydroxysteroid Dehydrogenase Type 2 Activity Is Associated With Decreased Birth Weight Centile in Pregnancies Complicated by Asthma. J Clin Endocrinol Metab. 2002; 87 (4): 1660–1668.
  5. Lunghi L., Pavan B., Biondi C., Paolillo R., Valerio A., et al. Use of glucocorticoids in pregnancy. Curr Pharm Des. 2010; 16 (32): 3616–37.
  6. Barker D. J., Eriksson J. G., Forsén T., Osmond C. Fetal origins of adult disease: strength of effects and biological basis. Int J Epidemiol. 2002; 31 (6): 1235–9.

0 комментариев 28343 просмотров

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Преднизолон при беременности на ранних сроках: отзывы

Эндогенные и экзогенные кортикостероиды (глюкокортикоиды) играют важную роль в организме человека на разных стадиях развития, начиная с внутриутробного периода.

С одной стороны, кортикостероиды, являясь естественными гормонами, принимают участие в регуляции функций различных органов и систем в организме, в т.ч. во время беременности. У беременных женщин наблюдаются значительные изменения в состоянии гипоталамо-гипофизарно-адреналовой системы, которые, в свою очередь, влияют на рост плода и время наступления родов. Начиная со II триместра, происходит увеличение секреции кортизона у матери, а в конце беременности плацента, преимущественно контролируемая кортикотропин-высвобождающим гормоном, приобретает решающую роль в регуляции гипоталамо-гипофизарно-адреналовой системы у плода. Последняя, в свою очередь, ответственна за синхронизацию всех процессов, связанных с родами.

С другой стороны, синтетические аналоги натуральных гормонов уже более 50 лет широко используются во всех областях клинической медицины для лечения различных заболеваний, в т.ч. у беременных женщин в разные сроки гестации.

Все кортикостероиды хорошо проникают через плаценту [1]. При применении в высоких дозах они оказывают тератогенный эффект у животных, проявляющийся, прежде всего, расщелиной неба [2]. Клинические исследования, посвященные изучению этого вопроса, имели преимущественно ретроспективный характер и недостатки в дизайне. Так, во многих исследованиях кортикостероиды использовали в разных лекарственных формах (для перорального, ингаляционного и местного введения) и в разных дозах, не учитывая влияния самих заболеваний на исходы беременности. У многих женщин кортикостероиды вводили в составе индивидуальной комбинированной терапии, поэтому на результаты могли повлиять и лекарственные взаимодействия. Кроме того, в большинстве исследований оценивали групповой риск применения кортикостероидов, а не риск для каждого препарата в отдельности.

Изучению причинно-следственной связи между использованием кортикостероидов и рождением детей с расщелиной неба было посвящено 3 ретроспективных эпидемиологических исследования. В исследовании MADRE (The Malformation Drug Exposure Surveillance Project) участвовали дети, родившиеся в разных частях света (Австралия, Франция, Израиль, Италия, Япония и Южная Америка) у матерей, принимавших кортикостероиды в I триместре беременности [3]. Среди 1448 детей ротолицевые расщелины были выявлены у 7.

Читайте также:
тетрациклиновая мазь от герпеса на губах и в гинекологии

По данным Венгерской службы наблюдения за врожденными аномалиями (The Hungarian Case-Control Surveillance of Congenital Abnormalities), проследившей 20830 детей с патологией развития и 35727 контрольных детей, частота ротолицевых расщелин при внутриутробном воздействии кортикостероидов составила 1,55%, по сравнению с 1,41% в контроле [4]. В это исследование были включены дети, матери которых применяли различные лекарственные формы кортикостероидов. Среди препаратов для системного использования преобладали дексаметазон, преднизолон и кортизон. Более высокое потребление в первый месяц гестации кортикостероидов как для системного, так и местного применения, было выявлено у матерей трех новорожденных с расщелиной губы (соотношение шансов 5,88, 95% ДИ 1,7-20,32).

В Испании было проведено исследование по типу случай-контроль (Spanish Collaborative Study of Congenital Malformations) [5]. В нем проанализированы 1184 случая несиндромных ротолицевых расщелин у детей, родившихся живыми. Среди них были выделены новорожденные, матери которых получали системные препараты преднизолона, гидрокортизона, преднизона и триамцинолона. После оценки возможного влияния четырех других факторов риска (куренье и гипертермия матери, наличие родственников первой степени с ротолицевыми расщелинами, прием в I триместре противосудорожных средств, бензодиазепинов, метронидазола или половых гормонов) исследователи пришли к выводу, что внутриутробное воздействие кортикостероидов сопряжено с шестикратным увеличением риска расщелины губы с сопутствующей расщелиной неба или без нее.

Критики выше приведенных исследований считают, что выявление расщелины губы в них могло быть случайным. Среди населения этот дефект встречается с частотой 1-2/1000, а в сочетании с расщелиной неба – 1/2500. Однако более тщательный анализ данных, полученных в вышеприведенных исследованиях, не позволяет исключить наличие связи межу использованием кортикостероидов и повышением риска ротолицевых расщелин.

Исходы беременностей при приеме матерями преднизона (n = 236), преднизолона (n = 143) и метилпреднизона (n = 222) были проанализированы Мичиганским отделением страховой компании Medicaid [3]. В целом, при применении кортикостероидов не удалось выявить повышения частоты врожденных дефектов. Однако частота врожденных аномалий в подгруппе детей, подвергшихся воздействию преднизолона, составляла 7,7% и превышала таковую для всей популяции.

При поиске литературы, опубликованной по этому вопросу в 1952-1994 гг., было обнаружено 457 сообщений о пациентах, подвергшихся внутриутробному воздействию кортикостероидов [6]. Частота врожденных аномалий составила у них 3,5%. Несмотря на то, что отдельные сообщения не могут расцениваться как доказательные, авторы пришли к выводу, что 2 выявленных случая расщелины неба по сравнению с ожидаемыми 0,2 случаями, не позволяют исключить их причинно-следственную связь с применением кортикостероидов во время беременности.

При анализе другой серии случаев частота врожденных аномалий у детей, внутриутробно подвергшихся действию кортикостероидов, составила 4,4% [1]. В группе из 26 новорожденных, матери которых принимали на протяжении всей беременности высокие дозы преднизолона для лечения системной красной волчанки, расщелин неба не наблюдалось [7].

В проспективном когортном исследовании, включавшем 824 беременных женщины с бронхиальной астмой, в т.ч. 137 – получавших ингаляционный беклометазона дипропионат, и 678 контрольных беременных женщин без астмы, не было выявлено повышенного риска врожденных аномалий [8]. Однако при мультивариантном анализе результатов исследования показано наличие связи между использованием беклометазона во время беременности и повышением частоты преэклампсии.

Помимо ротолицевых расщелин, с применением кортикостероидов связывали и другие типы врожденных аномалий. Имеются отдельные сообщения о развитии у плода катаракты, циклопии, дефектов межжелудочковой перегородки, гастрошизиса (несращение передней брюшной стенки), гидроцефалии, коарктации аорты и косолапости [3]. Клинические наблюдения позволяют предположить, что использование кортикостероидов во время беременности сопряжено с замедлением внутриутробного роста и снижением веса новорожденных. При применении системных препаратов описано развитие недостаточности коры надпочечников у плода и матери. Есть несколько сообщений о рождении мертвых детей у женщин, принимавших во время гестации кортикостероиды. Выдвинуто предположение, что внутриутробное воздействие кортикостероидов может привести к программированию развития сердечно-сосудистого заболевания во взрослом возрасте [9].

Однако до недавнего времени вопрос о неблагоприятном влиянии кортикостероидов на плод оставался не до конца решенным. Получить более четкие представления в данной области позволили проспективные исследования и мета-анализы, проводившиеся в последние годы канадскими исследователями из Университета Торонто [10]. В частности, они проследили исходы беременности у 184 женщин, получавших преднизон, и 188 контрольных женщин. Частота больших врожденных аномалий не отличалась в обеих группах. Однако вес детей, матери которых получали во время беременности кортикостероиды, был достоверно ниже. Кроме того, у женщин, принимавших кортикостероиды, наблюдалось большее количество медицинских абортов (16 против 2) и преждевременных родов (27 против 9). Причины, побудившие женщин основной группы к прерыванию беременности, не известны, однако авторы предполагают, что они могли быть обусловлены пренатальным диагностированием врожденных аномалий.

Те же авторы выполнили мета-анализ когортных исследований применения кортикостероидов во время беременности [10]. Согласно результатам мета-анализа, у новорожденных, подвергшихся внутриутробному воздействию кортикостероидов, существует минимальное, но достоверное, повышение риска больших врожденных аномалий. Риск же ротовых расщелин у детей, матери которых принимали эти препараты в I триместре беременности, в 3,4 раза превышал таковой у детей в контрольной группе. Абсолютный риск развития больших врожденных аномалий при применении кортикостероидов в I триместре беременности составил 3-4/1000. Мета-анализ исследований по типу случай-контроль также выявил более чем трехкратное повышение риска ротовых расщелин у плодов, подвергшихся действию кортикостероидов [10]. Полученные результаты полностью согласуются с данными экспериментальных исследований.

Таким образом, несмотря на сложившееся за многие десятилетия представление об относительной безопасности кортикостероидов при беременности, мета-анализы клинических исследований позволяют выявить наличие причинно-следственной связи между их применением и развитием врожденных аномалий. Повышенный риск врожденных аномалий существует только при использовании кортикостероидов в I триместре беременности, причем в большинстве случаев он значительно меньше, чем риск нелеченого тяжелого заболевания матери, например, бронхиальной астмы. Новые данные о потенциальной тератогенности кортикостероидов не могут существенно повлиять на тактику лечения тяжелых заболеваний у беременных в целом. Однако они требуют от врачей большей бдительности:

  • Женщин необходимо предупреждать о потенциальном риске тератогенного эффекта и, по возможности, предпринимать меры, направленные на его предупреждение.
  • В некоторых случаях, если позволяет состояние беременной, можно отказаться от использования кортикостероидов на достаточно короткий период, когда происходит формирование небной пластинки (между 8 и 11 неделями гестации).
  • При возможности, кортикостероиды для системного применения следует заменять на препараты для местного или ингаляционного введения.
Читайте также:
Брандолинд Н: инструкция по применению, цена, отзывы, состав

Имеющиеся в настоящее время сведения позволяют считать, что кортикостероиды для местного применения, в связи с относительно низкой биодоступностью, не накапливаются в тканях плода и не оказывают тератогенного эффекта. Так, в эпидемиологическом исследовании частота врожденных аномалий среди 170 детей, подвергшихся воздействию местных кортикостероидов в I триместре, составила 2,9% по сравнению с 3,6% в контрольной группе. Под влиянием кортикостероидов для местного применения также не отмечено повышения риска снижения веса плода и преждевременных родов [11].

К достаточно безопасным средствам при беременности относится ингаляционный кортикостероид будесонид. Он является единственным препаратом из этой группы, отнесенным FDA к категории безопасности В ( Изучение репродукции на животных не выявило риска для плода, а контролируемые исследования у беременных женщин не проводилось или нежелательные эффекты (помимо снижения фертильности) были показаны в экспериментах на животных, но их результаты не подтвердились в контролируемых исследованиях у женщин в I триместре беременности (и нет доказательств риска в других триместрах). ). В декабре 2001 г. на основании данных трех Регистров беременности, проводившихся в Швеции (Swedish Medical Birth Registry; Swedish Registry of Congenital Malformations and the Swedish Child Cardiology Registry) и включавших сведения более чем о 2000 новорожденных, родившихся в период 1995-1997 гг., в эту категорию был переведен будесонид в форме порошка для ингаляций. В конце января 2003 г. категория безопасности В была присвоена и суспензии будесонида для ингаляций. Данные проспективных регистров беременности показывают, что обе ингаляционных лекарственных формы будесонида не повышают риск врожденных аномалий при применении в любые сроки беременности, включая ранние стадии, когда происходит органогенез.

Результаты проводившихся в последние годы исследований свидетельствуют о том, что применение других кортикостероидов для ингаляционного введения также не сопряжено с повышенным риском тератогенности или нарушения внутриутробного развития плода. Так, на 60 ежегодной встрече Американского колледжа аллергии, астмы и иммунологии в марте 2003 г. были представлены результаты самого большого в этой области исследования, в котором участвовали 475 беременных женщин, страдающих бронхиальной астмой или аллергическими заболеваниями [12]. Около половины женщин применяли в период беременности беклометазон, еще около трети – флутиказон, остальные – триамцинолон, будесонид и флунисолид. Примерно в 20% случаев беременные использовали два и больше препаратов ингаляционных кортикостероидов.

Преднизолон при беременности на ранних сроках: отзывы

Врожденные аномалии у детей имеют широкий этиологический спектр. В настоящее время актуальность проблемы высока как на всем земном шаре, так и в России. Статистически частота врожденных пороков развития в России составляет 5-6 случаев на 1000 детей, тогда как в странах Европы 3-4 случая на 1000 родов. В настоящее время медицина не до конца выяснила причины врожденных аномалий у детей. Известно, что 10% врожденных пороков вызваны хромосомными и генетическими изменениями, 1% пороков вызваны действием лекарственных препаратов, в остальных 89% случаев изменения повлекли иные факторы. Путем рандомизированного исследования в странах мира лекарственные препараты во время беременности принимали более 80% опрошенных по данным Всемирной организации здравоохранения[2, 5]. Лекарства, которые выписывают доктора беременным, необходимы для нормального протекания беременности и развития здорового ребенка. Однако, есть определенный процент женщин, которые прибегают к самолечению, не выполняя указания врача. Во время беременности выделяют 3 триместра, в каждом из которых бесконтрольный и неправильный прием лекарственных средств может привести к врожденным порокам развития. Анализируя периоды беременности можно отметить, что отклонения от нормы будущего ребенка связаны с приемом лекарственных препаратов. Так, в первый триместр беременности, с 1-ой по 12-13-ю гинекологическую неделю, зародыш претерпевает ряд изменений, среди которых образование наружных половых органов, появляется точечно окостенение в хрящевом скелете, а также начинают функционировать мышцы, происходит окончание формирования плаценты[3]. (Рис.1) Во время 1-2 недели беременности, которые являются критическим периодом, эмбрион чувствителен к действию лекарств и при неправильном их приеме может произойти внутриутробная смерть зародыша. Второй триместр беременности длительностью с 14-ой по 26-ю гинекологическую неделю отличается относительным спокойствием, для этого периода характерно совершенствование органов и систем органов, которые начали закладываться в первом триместре. Третий триместр продолжается с 27-ой недели до родов. На данном этапе происходит формирование плода в плаценте. Происходит совершенствование нервной системы, почек, печени, органов чувств. Развиваются дыхательный, глотательный рефлексы. Плод набирает массу и активно растет в длину [3]. (Рис.1)

Рис.1 Внутриутробное развитие

Различают 3 вида патологических вариантов воздействия лекарственных средств на развитие плода: эмбриотоксический, тератогенный,фетотоксический. Эмбриотоксическое действие лекарственных препаратов, возникающее в первые 2-3 недели беременности, отмечается в негативном влиянии на зиготу и бластоцисту. Как следствие, может возникнуть гибель плода или морфофункциональные нарушения клеточных систем. Среди препаратов, которые вызывающие эмбриотоксическое действие выделяют противоопухолевые средства, противосудорожные препараты, никотин, эстрогены, гестогены, минералокортикоиды, антибиотики, сульфаниламиды, мочегонные препараты. (Табл. 1) Тератогенные эффекты, возникающие с 3 недели эмбриогенеза, вызывают нарушения биохимического, морфологического и функционального характера. Действие зависит от химической структуры, способности проникать через плаценту, дозировки препарата и скорость выведение лекарства из организма матери. По опасности препараты с тератогенными эффектами делятся на 3 группы: препараты, высоко опасные для плода, их употребление категорически запрещается даже за 6 месяцев до беременности, лекарства с определенной тератогенной опасностью, препараты, вызывающие отклонения при наличии определенных условий, например, высокий возраст беременной женщины, дозы применяемых лекарств [6]. Препараты с тератогенными эффектами являются наиболее опасными, так как они действуют на плод во время гистогенеза и органогенеза. Таким образом нарушение дифференцировки тканей может привести к порокам опорно-двигательной системы, а также внутренних органов. К таким средствам относятся: противоэпилептические средства, препараты половых гормонов, антибиотики, антикоагулянты, анальгетики, антидепрессанты, противомалярийные и противоопухолевые средства. Также известно, что прием ретиноидов, которые оказывают тератогенный эффект, вызывал врожденные аномалии развития, даже если курс лечения был завершен до начала беременности. (Табл. 1) [2,7]. Фетотоксическое действие наблюдается с 14-ой по 38-ую неделю беременности. Вызывают дисфункцию жизненно-важных систем органов. Примеры препаратов: аминогликозидные антибиотики, бета-адреномиметики и т.д. ( Табл. 1) [2,7] Лекарственные препараты проникают в организм плода через систему «мать-плацента-плод». Безусловно, самым важным органом во время беременности является плацента. Она служит своеобразным барьером между организмом матери и плода. Изначально толщина плаценты достигает 25мкм, но ближе к завершению беременности плацента становится заметно тоньше, ее толщина достигает 2 мкм. Этот факт способствует более легкому проникновению лекарств через плацентарный барьер в кровь плода. Также на ослабление плацентарного барьера влияют различные заболевания, например, сахарный диабет. Способность к проникновению различных веществ через плаценту обусловлена различными факторами, среди которых морфофункциональное состояние плаценты, плацентарный кровоток, физико-химическая характеристика лекарственных веществ и т.д. Известно, что большей проницаемостью через плаценту обладают низкомолекулярные вещества. Проникновение различных веществ через плаценту возможно различными путями, среди которых пиноцитоз, диффузия, активный транспорт. После проникновения лекарственного препарата происходит его дальнейшее попадание в пупочную вену, поэтому препарат достигает главных органов, например, сердце и мозг, минуя печень. Также важной проблемой является то, что некоторые препараты могут несколько раз циркулировать по организму плода, вызывая у него больший риск возникновения аномалий и пороков [8].

Читайте также:
Гель Поксклин: инструкция, отзывы, цены и аналоги

Таблица 1. Влияние лекарственных препаратов на развитие плода в первом, втором и третьем триместре беременности [4,5,9].

Преднизолон (Prednisolon)

Лек. форма Дозировка Кол-во, шт Производитель
таблетки 1 мг 5 мг 1 10 20 30 40 50 60 .
мазь для наружного применения 0.5% 5 мг/г 1
раствор для инъекций 30 мг/мл 3 5 6 10 20
раствор для внутривенного и внутримышечного введения 15 мг/мл 30 мг/мл 3 5 10 20 25 50 100 .

Инструкции по применению

  • Р N002435/01
    (Муромский приборостроительный завод АО (АО «МПЗ»)) мазь д/наружн. прим. 0.5%
    05.07.2018
  • Р N002593/01
    (Биосинтез ПАО) мазь д/наружн. прим. 0.5%
    11.12.2017
  • ЛП-000773
    (Биосинтез ПАО) табл. 5 мг
    19.10.2016
  • ЛС-001789
    (Новосибхимфарм ОАО) р-р для в/в и в/м введ. 30 мг/мл
    04.05.2016
  • ЛС-002459
    (Обновление ПФК АО) табл. 1 мг,5 мг
    04.06.2015
  • ЛП-001472
    (Уралбиофарм ОАО) табл. 5 мг
    02.02.2012
  • Р N002692/01
    (Российский кардиологический НПК ФГУ Росмедтехнологий — Экспериментальное производство медико-биологических препаратов) р-р для в/в и в/м введ. 15 мг/мл
    25.02.2011

Сервисы РЛС ® Аврора Информация о лекарствах для медицинских систем

Содержание

  • Действующее вещество
  • Аналоги по АТХ
  • Фармакологическая группа
  • Отзывы

Действующее вещество

Аналоги по АТХ

Фармакологическая группа

Инструкция по медицинскому применению – РУ №

Дата последнего изменения: 05.07.2018

Лекарственная форма

Мазь для наружного применения.

Состав

В 100 г препарата содержится:

Действующее вещество:

Преднизолон — 0,5 г;

Вспомогательные вещества:

Вазелин, глицерол, стеариновая кислота, эмульгатор № 1 (Lanette ® SX), метилпарагидроксибензоат, пропилпарагидроксибензоат, вода очищенная.

Описание лекарственной формы

Однородная мазь от белого до светло-желтого цвета.

Фармакодинамика

При наружном применении оказывает противовоспалительное, противоаллергическое, противозудное и антиэкссудативное действие.

Уменьшает образование, высвобождение и активность медиаторов воспаления (гистамина, кинина, Pg, лизосомальных ферментов). Подавляет миграцию клеток к месту воспаления; уменьшает вазодилатацию и повышенную проницаемость сосудов в очаге воспаления. Уменьшает экссудацию благодаря вазоконстрикторному действию.

Подавляет действие макрофагов, клеток‑мишеней, цитокинов, которые участвуют в развитии реакции в виде аллергического контактного дерматита. Предотвращает доступ сенсибилизированных Т‑лимфоцитов и макрофагов к клеткам‑мишеням.

Фармакокинетика

Преднизолон после всасывания с поверхности кожи связывается с белками плазмы, подвергается метаболизму, происходящему главным образом в печени.

Проникает через плацентарный барьер и в небольших количествах обнаруживается в грудном молоке.

Показания

Препарат применяют в составе комплексной терапии чувствительных к преднизолону воспалительных и аллергических заболеваниях кожи немикробной этиологии:

– экзема, аллергический, себорейный и контактный дерматит;

– атопический дерматит (диффузный нейродермит);

– простой хронический лишай (ограниченный нейродермит);

– дискоидная красная волчанка;

Противопоказания

– Повышенная чувствительность к преднизолону или другим компонентам препарата;

– бактериальные, вирусные, грибковые поражения кожи;

– туберкулезные и сифилитические поражения кожи;

– акне, розацеа, периоральный дерматит;

– кожные поствакцинальные реакции, нарушение целостности кожных покровов (раны, язвы);

– детский возраст (до 1 года), беременность, период грудного вскармливания.

С осторожностью

Детский возраст от 1 года, пожилой возраст.

Применение при беременности и кормлении грудью

Беременность

Преднизолон проникает через плацентарный барьер.

Применение при беременности противопоказано.

Грудное вскармливание

Преднизолон выделяется с грудным молоком.

При необходимости применения препарата следует прекратить грудное вскармливание.

Способ применения и дозы

Взрослым и детям от 1 года до 18 лет мазь наносят тонким слоем на пораженные участки кожи 1–3 раза в день. Продолжительность курса лечения зависит от характера заболевания и эффективности терапии, составляя, как правило, 6–14 дней; при упорном течении болезни он может быть продлен до 20 дней. В период долечивания, возможно, использовать препарат 1 раз в сутки.

На участки с более плотной кожей (например, локти, ладони и стопы), а также места, с которых препарат легко стирается, мазь можно наносить чаще. На ограниченные очаги для усиления эффекта могут быть использованы окклюзионные повязки.

При применении мази у детей от 1 года и старше необходимо ограничивать общую продолжительность лечения, площадь применения, использовать минимальные эффективные дозы и исключать мероприятия, ведущие к усилению резорбции всасывания преднизолона (согревающие, фиксирующие и окклюзионные повязки).

Если после лечения улучшения не наступает или симптомы усугубляются, или появляются новые симптомы, необходимо проконсультироваться с врачом.

Применяйте препарат только согласно тому способу применения и в тех дозах, которые указаны в инструкции. В случае необходимости, проконсультируйтесь с врачом перед применением лекарственного препарата.

Побочные действия

Нарушения со стороны иммунной системы

Нарушения со стороны кожи и подкожной клетчатки

В пределах участка нанесения препарата: гиперемия, отечность, жжение, зуд, раздражение и сухость; применение на большой площади (более 10% площади поверхности тела) или длительного применения, и особенно под окклюзионную повязку, может привести к атрофии кожи, также могут возникать: телеангиоэктазия, гипер‑ или гипопигментация, петехии, экхимозы, истончение кожи, стрии, замедленное заживление ран, стероидные угри, фолликулит, гипертрихоз, склонность к развитию пиодермии и кандидозов.

Общие расстройства

При длительном применении препарата, особенно на больших участках поражения, возможно развитие гиперкортицизма, как проявление резорбтивного действия преднизолона. В этих случаях применение препарата следует прекратить и обратиться к врачу.

Если любые из указанных в инструкции побочных эффектов усугубляются, или Вы заметили любые другие побочные эффекты, не указанные в инструкции, следует немедленно сообщить об этом врачу.

Передозировка

Угнетение функции гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы, гипергликемия, глюкозурия, синдром Иценко‑Кушинга. Симптомы исчезают после прекращения применения препарата.

Постепенная отмена препарата, симптоматическое лечение, при необходимости — коррекция электролитного дисбаланса.

Взаимодействие

Особые указания

Продолжительность лечения, по возможности, не должна превышать 14 дней.

Как и другие глюкокортикостероиды для наружного применения, препарат Преднизолон нельзя наносить на кожу в области глаз (из-за возможного развития глаукомы и катаракты), а также на раневые поверхности.

Если течение заболевания осложнено развитием вторичной бактериальной или грибковой инфекции, к терапии препаратом Преднизолон необходимо добавить специфическое антибактериальное или противогрибковое средство.

Для профилактики рецидивов при лечении хронических заболеваний терапию следует продолжить еще некоторое время после исчезновения всех симптомов.

В случае применения препарата на область лица или под окклюзионные повязки, а также у детей от 1 года и старше, продолжительность курса лечения необходимо сокращать.

У пациентов пожилого возраста (истончение кожи) из-за повышенной чувствительности препарат Преднизолон рекомендуется применять с осторожностью.

Необходимо учитывать, что у маленьких детей кожные складки, подгузники и пеленки могут оказывать действие, сходное с действием окклюзионной повязки, и повысить системную резорбцию действующего вещества препарата.

В связи с тем, что у детей величина соотношения площади поверхности и массы тела больше, чем у взрослых, дети подвержены большему риску подавления функции гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы и развития синдрома Иценко‑Кушинга при применении любых глюкокортикостероидов местного действия. Длительное лечение глюкокортикостероидом может привести к нарушению роста и развития ребенка. Поэтому дети должны получать минимальную эффективную дозу препарата для достижения эффекта, максимально коротким курсом и на площадь поверхности тела не превышающей 10%.

Применение препарата у детей должно проводиться под контролем врача (контроль массы тела, роста, концентрации кортизола в плазме крови).

Влияние на способность управлять транспортными средствами, механизмами

Форма выпуска

Мазь для наружного применения 0,5%.

По 10 г или 15 г в тубы алюминиевые.

Каждую тубу вместе с инструкцией по применению помещают в пачку из картона.

Условия хранения

При температуре не выше 20 °C.

Хранить в недоступном для детей месте.

Срок годности

Не использовать по истечении срока годности, указанного на упаковке.

Особенности лечения заболеваний щитовидной железы у беременных

При обследовании и лечении беременных с заболеваниями щитовидной железы врачу необходимо учитывать физиологические изменения тиреоидной функции.

При обследовании и лечении беременных с заболеваниями щитовидной железы врачу необходимо учитывать физиологические изменения тиреоидной функции. Можно выделить шесть основных физиологических механизмов или факторов, которые во время беременности влияют на концентрацию тиреоидных гормонов в крови, иногда имитируя то или иное заболевание щитовидной железы.

Прежде всего, с первых недель беременности под воздействием эстрогенов увеличивается концентрация тиреоид-связывающего глобулина. Это влечет за собой увеличение общего пула тиреоидных гормонов, что не позволяет ориентироваться на их уровень как на диагностический параметр при обследовании беременных женщин.

Свободные фракции тиреоидных гормонов в норме претерпевают незначительные изменения во время беременности, оставаясь в пределах нормальных величин. В первом триместре в период пика концентрации хорионического гонадотропина отмечается повышение их уровня с постепенным снижением во втором и третьем триместрах в результате увеличения объема циркулирующей плазмы.

Во время беременности увеличивается скорость фильтрации в почках, что приводит к ускоренной экскреции йода. В результате увеличивается степень йодного дефицита. Отсутствие йодной профилактики во время беременности ведет к развитию гипотироксинемии, неблагоприятной для развития плода.

Необходимо учитывать влияние вырабатываемых в плаценте гормонов. Хорионический гонадотропин, вследствие своей структурной схожести с тиреотропным гормоном, оказывает стимулирующее влияние на щитовидную железу. Результатом этого влияния является снижение, а в ряде случаев подавление уровня тиреотропного гормона на фоне пика концентрации хорионического гонадотропина в первом триместре беременности. У 10% беременных одновременно с подавленным уровнем тиреотропного гормона выявляется повышенное количество свободного тироксина. Эти изменения не носят патологического характера, но требуют дифференциации с диффузным токсическим зобом (ДТЗ) и другими заболеваниями, сопровождающимися тиреотоксикозом.

В плаценте активно протекают процессы дейодинации, в результате которых Т3 и Т4 преобразуются в метаболически неактивные rТ3 и Т2. Образующиеся в процессе дейодинации свободные атомы йода проникают через плаценту и используются щитовидной железой плода для синтеза собственных тиреоидных гормонов. Через плаценту проникает и непосредственно тироксин, необходимый для правильного развития плода. Для восполнения потерь тиреоидных гормонов вследствие трансплацентарного переноса и активных процессов дейодинации необходимо увеличение их эндогенного синтеза или экзогенного введения в случае гипотиреоза.

Во время беременности изменяется активность иммунной системы. Точные механизмы этого процесса не установлены, но хорошо известно, что с развитием беременности происходит снижение уровня антитиреоидных антител, иногда до их полного исчезновения. Это необходимо учитывать при обследовании беременных с заболеваниями щитовидной железы. Особенно важно об этом помнить при проведении дифференциальной диагностики ДТЗ и транзиторного гестационного тиреотоксикоза (ТГТ): двух состояний, сопровождающихся тиреотоксикозом, но требующих принципиально различной тактики.

Сохранение эутиреоза на протяжении всей беременности чрезвычайно важно для сохранения беременности и правильного развития плода. Изменения тиреоидной функции как в сторону тиреотоксикоза, так и гипотиреоза сопровождаются угрозой выкидыша и преждевременных родов, а также развитием других осложнений беременности. Развитие гипотироксинемии у беременной, особенно в первом триместре, ведет к нарушению правильного формирования центральной нервной системы и отдаленным психоневрологическим нарушениям у плода. Некомпенсированный тиреотоксикоз на протяжении всей беременности приводит к развитию различных пороков у плода. Все это диктует необходимость поддержания эутиреоидного состояния у женщины на протяжении всей беременности.

Особенности ведениябеременных с диффузнымнетоксическим зобом (ДНЗ)

Вступление в беременность женщины с ДНЗ принципиально изменяет тактику ведения больной. Если вне беременности это заболевание не требует частого контроля функции щитовидной железы и, зачастую, не требует и лечения, то во время беременности эти женщины относятся к группе риска развития гипотироксинемии, которая может неблагоприятно сказаться на здоровье плода.

Нами было детально обследовано 34 беременных с ДНЗ. Среди беременных с ДНЗ, как и в группе беременных без заболеваний щитовидной железы, не было выявлено гипотироксинемии в первом триместре, даже относительной. Вероятно, в регионе легкого йододефицита, к которому относится Московская область, количество поступающего в организм беременной йода все-таки достаточно, чтобы предотвратить гипотироксинемию на ранних сроках беременности.

Во втором и третьем триместрах, когда потребность беременной в йоде существенно возрастает, частота относительной гипотироксинемии у беременных с зобом зависела от наличия и сроков начала йод-профилактики. Среди беременных, начавших прием препаратов йода только со второго триместра, отмечалась тенденция к повышению частоты относительной гипотироксинемии во втором и третьем триместрах (рис.). Среди беременных, не получавших препараты йода, к концу беременности частота гипотироксинемии была достоверно выше, чем среди получавших йод-профилактику в течение всей беременности, и встречалась в 87,5% случаев (по сравнению с 25%, р=0,04, рис.).

В нашем исследовании мы применяли 150 и 200 мкг йода. Развитие гипотироксинемии даже на фоне йодной профилактики у беременных с ДНЗ показало, что, вероятно, эта доза йода недостаточна или требуется комбинированное лечение препаратами йода и левотироксина. В 2007 г. ВОЗ рекомендовала увеличить дозу йода для беременных и женщин в период лактации до 250 мкг в сутки.

Результаты нашего исследования показали, что принципиально важна не только доза йода, но и сроки начала йодной профилактики, которая должна быть начата не позднее первого триместра беременности, а в идеальной ситуации на стадии планирования беременности.

Так как беременные с ДНЗ относятся к группе риска развития гипотироксинемии, то необходимо контролировать функцию щитовидной железы каждые 2 месяца в течение первых II триместров. Патологическое значение гипотироксинемии снижается в третьем триместре, поэтому важность контроля функции щитовидной железы в этот период уменьшается.

В случае выявления гипотироксинемии, даже относительной (т.е. снижения уровня тироксина ниже 10 перцентиля) в первом триместре показано проведение комбинированного лечения препаратами йода (Йодомарин, Йодид) и левотироксина (L-Тироксин, Эутирокс) по правилам лечения гипотиреоза. Во втором триместре опасность повреждения центральной нервной системы плода меньше, поэтому назначение левотироксина показано при развитии только явной гипотироксинемии. После родов препараты левотироксина необходимо отменить с последующим контролем функции щитовидной железы через 4–8 недель для исключения персистирующего гипотиреоза. Препараты йода женщина должна продолжать принимать весь период лактации с целью обеспечения новорожденного йодом. В дальнейшем тактика ведения определяется по общим правилам.

Особенности лечения гипотиреоза во время беременности

Гипотиреоз встречается у 2–4% беременных, при этом у части женщин заболевание не диагностировано. Так как состояние эутиреоза принципиально важно для правильного формирования плода и сохранения беременности, эндокринологическими сообществами различных стран активно обсуждается вопрос о целесообразности скрининга беременных на гипотиреоз.

Ориентироваться на клиническую картину для выделения группы риска наличия гипотиреоза чрезвычайно сложно, поскольку жалобы при гипотиреозе неспецифичны и многие из них, например слабость, сонливость, могут являться проявлениями самой беременности. Кроме этого доказано неблагоприятное влияние на течение беременности не только манифестного, но и субклинического гипотиреоза, при котором жалобы вообще отсутствуют. В связи с вышеперечисленным необходимо исследование тиреоидной функции хотя бы в группах риска, к которым относятся: 1)женщины, принимавшие левотироксин в анамнезе по любой причине; 2)женщины с аутоиммунными заболеваниями или семейным анамнезом аутоиммунных заболеваний; 3)женщины с зобом; 4)женщины, перенесшие операции на щитовидной железе или облучение шеи.

В случае выявления гипотиреоза, манифестного или субклинического, показано назначение сразу полной заместительной дозы левотироксина (L-Тироксин, Эутирокс, а не постепенное повышение дозы, как это часто принято в обычной практике. Это позволяет быстро нормализовать уровень тироксина, который, проникая через плаценту, обеспечивает нормальное развитие плода. Так как этот показатель важен для нормального развития беременности и правильного формирования плода, то и контроль компенсации гипотиреоза у беременных осуществляется не по уровню ТТГ, а по уровню свободного Т4. Уровень ТТГ является дополнительным к уровню свободного Т4 параметром, подтверждающим компенсацию гипотиреоза. Это объясняется тем, что ТТГ медленно реагирующий показатель, и для его нормализации после назначения лечения требуется 2–3 месяца в зависимости от исходных значений. Решение же о необходимости коррекции дозы левотироксина необходимо принимать гораздо быстрее, ориентируясь на уровень свободного Т4. Целевыми значениями при лечении гипотиреоза являются для ТТГ— 0,5–2,5 мЕд/л, а для свободного Т4— верхняя граница нормы.

Нами было проведено детальное обследование 13 беременных с впервые выявленным гипотиреозом. Из табл. 1 видно, что в группе беременных с гипотиреозом, выявленным в первом триместре беременности, ТТГ достиг целевых значений только в третьем триместре, что подтверждает его второстепенную роль при контроле компенсации гипотиреоза у беременных.

Контроль свободного Т4 необходимо проводить через 2 недели и повторно вместе с ТТГ через 4 недели после начала лечения. При нормальных показателях контроль в дальнейшем необходимо проводить каждые 2 месяца в течение первых двух триместров. В третьем триместре обычно достаточно однократного контроля уровня гормонов, так как в этот период уже не происходит резких изменений в уровне гормонов и патологическое значение гипотироксинемии не доказано. После родов женщинам, которым диагноз гипотиреоза был установлен во время беременности, требуется отмена лечения для того, чтобы выяснить характер нарушения функции щитовидной железы. В случае субклинического гипотиреоза вопрос о дальнейшем лечении решается индивидуально.

Часть женщин на момент наступления беременности уже получает лечение по поводу гипотиреоза. В связи с физиологическими изменениями, происходящими в организме беременной, увеличивается потребность в экзогенном левотироксине. Нами было обследовано 43 беременных с гипотиреозом, диагностированным до беременности. Декомпенсация заболевания была выявлена у 50% женщин с послеоперационным гипотиреозом и почти у 40% женщин с гипотиреозом, развившимся в результате аутоиммунного тиреоидита. В нашем исследовании декомпенсация гипотиреоза у всех беременных, за исключением одной, произошла в первом триместре беременности, однако по данным литературы декомпенсация может развиться и во втором и даже третьем триместрах беременности. Это диктует необходимость частого контроля гормонального анализа крови у беременных с гипотиреозом. Раннее развитие декомпенсации начиная с первых недель беременности требует, во-первых, планирования беременности у женщин с известным диагнозом гипотиреоза, а во-вторых, контроля гормонального анализа сразу после наступления беременности.

Так как потребность в тиреоидных гормонах увеличивается во время беременности, то требуется увеличение дозы левотироксина. В нашем исследовании было показано, что независимо от этиологии гипотиреоза увеличение дозы левотироксина на 50% предупреждало развитие гипотироксинемии у беременных на протяжении всей беременности. В случае меньшего увеличения дозы во втором и третьем триместрах возникала необходимость в дополнительной коррекции заместительной терапии.

Контроль тиреоидного статуса необходимо осуществлять 1 раз в 4 недели на протяжении первого триместра, когда особенно опасно развитие гипотироксинемии, далее 1 раз в 8 недель.

После родов в течение 4–6 недель потребность в левотироксине обычно возвращается к исходной. Но окончательное решение о дозе препарата необходимо принимать после получения результатов гормонального анализа.

Необходимо также отметить, что в регионе с дефицитом йода беременным с гипотиреозом показано проведение йодной профилактики с целью адекватного обеспечения этим микроэлементом плода. При сравнении тиреоидного статуса беременных с гипотиреозом, развившимся вследствие аутоиммунного тиреоидита, было показано, что компенсация гипотиреоза не зависела от приема препаратов йода, а применение препаратов йода сопровождалось некоторым увеличением массы тела и роста детей при рождении (3234,0±477,1 г, 50,4±2,4 см с йодопрофилактикой и 2931,1±590,2 г, 48,9±3,0 см без йодопрофилактики). В исследовании была показана прямая зависимость показателей интеллектуального развития от массы тела новорожденных, которая находилась в пределах нормальных значений. Таким образом, можно предположить благоприятное влияние йодной профилактики у беременных с гипотиреозом на развитие плода.

Особенности лечения беременных с тиреотоксикозом

Тиреотоксикоз встречается в 1–2 случаях на 1000 беременных. Хотя распространенность этого заболевания невелика, но лечение тиреотоксикоза у беременной является трудной и ответственной задачей для эндокринолога, ввиду потенциальных осложнений для беременной и плода как некомпенсированного тиреотоксикоза, так и назначаемого лечения.

В первом триместре беременности ДТЗ необходимо дифференцировать с ТГТ, так как лечебная тактика при этих состояниях различна.

ТГТ— доброкачественное состояние, не представляющее угрозы для беременной и плода, которое развивается вследствие стимулирующего влияния хорионического гонадотропина. Это состояние не требует лечения, разрешается обычно самостоятельно, но требует наблюдения и дифференциальной диагностики с ДТЗ.

Нами было проведено сравнение клинической картины у 8 беременных с впервые диагностированным тиреотоксикозом, причиной которого являлся ДТЗ, и 10 беременных с ТГТ. Из клинических проявлений достоверно чаще при диффузном токсическом зобе встречались дрожь в руках (62,5% при ДТЗ и 10% при ТГТ, р

А. В. Древаль, доктор медицинских наук, профессор Т. П. Шестакова, кандидат медицинских наук О. А. Нечаева, кандидат медицинских наук МОНИКИ им. М. Ф. Владимирского, Москва

Беременность и лекарственные средства

Мы активно планируем малыша долгое время, но никогда не задумываемся о вреде лекарств во время беременности!

Гинеколог, гинеколог эндокринолог Попова Наталья Владимировна расскажет, какие лекарства можно принимать при беременности, а какие категорически не рекомендуются.

Один из самых важных периодов в жизни женщины — это период вынашивания ребенка. И в эти несколько месяцев будущая мать должна сделать все от нее зависящее, чтобы на свет появился здоровый малыш. Но беременность продолжается девять календарных месяцев — очень сложно за это время ни разу не почувствовать какие-либо недомогания или проблемы со здоровьем.

При необходимости применять какой-либо препарат во время беременности будущая мать должна помнить:

  • Любой лекарственный препарат во время беременности (на любом сроке) можно применять только в соответствии с показаниями и только по назначению лечащего врача;
  • При выборе лекарственного средства необходимо отдавать предпочтение только тем лекарственным средствам, которые имеют доказанную эффективность;
  • Отдавать предпочтение монотерапии, то есть лечение следует по возможности проводить только одним препаратом; комбинированное лечение в этот период нежелательно;
  • Местное лечение более желательно, чем системное (внутрь, внутривенно, внутримышечно) назначение лекарственного средства.
  • Беременная должна помнить, что полностью безопасных и абсолютно безвредных лекарственных препаратов не существует.

Самым опасным периодом для применения любых лекарственных средств, причем и химического, и натурального происхождения, считается первый триместр беременности (первые 12 гестационных недель), когда у плода закладываются все органы и системы, которые в дальнейшем будут только развиваться и формирование плаценты. Именно на этом сроке плод считается наиболее уязвимым для любых химических и лекарственных веществ.

Выраженной степенью мутагенной опасности обладают:

1. в промышленности – асбест, ацетальдегит, винилхлорид, диметилсульфат; факторы металлургического и резинового производств;

металлы: медь, никель, свинец, цинк, кадмий, ртуть, хром, мышьяк, стирол, формальдегид, хлоропрен, эпихлоргидрин, этиленкокид.

2. сельское хозяйство – смесь дефолиантов, пестицидов, инсентиозидов, репеллентов, фунгицидов, пестициды, метилпартион, фталафос, хлорофос, гардона, ДДТ, контан.

Если вы работаете на вредном производстве и контактируете с этими химическими веществами, с малых сроков беременности, переходите на «легкий труд».

Мировые тенденции в отношении ранних сроков беременности с позиций доказательной медицины однозначны: признана необходимость рациональной диетотерапии, прием фолиевой кислоты не менее 400 мкг/сут и калия йодида 200 мг/сут.

После 12-14 недель беременности, при неполноценной диете рекомендуют употребление витаминных препаратов во время беременности и лактации, как способ оздоровления матери и плода. Витаминные комплексы, предназначенные для других групп населения (в том числе детей), беременным противопоказаны!

Лекарства во время беременности

В существующих классификациях принято подразделять лекарства во время беременности на группы — безопасные, относительно безопасные, относительно небезопасные и опасные. Причем перечень препаратов периодически корректируется.

  1. Категория А – безопасные лекарства. Контролируемые испытания не показали возникновение риска для плода впервые 12 недель беременности. Относительно них отсутствуют данные о вредном влиянии на плод в поздние сроки беременности. Это фолиевая кислота, левотироксин натрия, парацетамол, магния сульфат.
  2. Категория В – относительно безопасные лекарства. Экспериментальные исследования в целом не показали их тератогенного действия у животных и детей, чьи матери принимали такие лекарства. Это амоксициллин, гепарин, инсулин, аспирин, метронидазол (кроме первого триместра)
  3. Категория С – относительно небезопасные лекарства. При испытаниях этих препаратов на животных выявлено их тератогенное или эмбриотоксическое действие. Контролируемых испытаний не проводилось либо действие препарата не изучено (изониазид, фторхинолоны, гентамицин, антидепрессанты, противопаркинсонические препараты). Эти препараты следует назначать лишь в том случае, когда потенциальная эффективность выше потенциального риска.
  4. Карегория Д – опасные лекарства. Применение препаратов этой группы связано с определенным риском для плода, но несмотря на это возможно применение препарата по жизненным показаниям (противосудорожные препараты, доксициклин, канамицин, диклофенак).
  5. Категория Х – опасные лекарства, противопоказанные к приему.
    Доказано тератогенное действие препаратов этой группы, прием их противопоказан во время беременности, а также при планировании беременности.

Хотя известно почти 1000 химических веществ, оказывающих тератогенный эффект на животных, доказано постоянное тератогенное действие только нескольких химических веществ, влияющих на человека. К ним относятся ряд наркотических анальгетиков, химиотерапевтические препараты (антиметаболиты, алкилирующие средства), антиконвульсанты (триметадион, вальпроевая кислота, фенитион, карбамазепин), андрогены, варфарин, даназол, литий, ретиноиды, талидомид.

Наиболее безопасные лекарственные препараты

(Larimore W.L., Petrie K.A., 2000)

Группы препаратов

Наиболее безопасные препараты

Анальгетики

Парацетамол, наркотические анальгетики (короткими курсами), НПВС (кроме срока родов)

Антибиотики

Аминопенициллины, макролиды («Вильпрафен»), азитромицин, цефалоспорины, клиндамицин, эритромицин, метронидазол (кроме 1 триместра), пенициллины, триметоприм (кроме 1 триместра)

Антидепрессанты

Венлафаксин, флуоксетин, тразодон

Антидиарейные средства

Лоперамид

Противорвотные средства

Андациды, доксиламин, прохлорперазин, прометазин, витамин В

Антигипертензивные средства

B-Адреноблокаторы, гидралазин, метилдопа, празозин

Антипаразитарные средства

Перметрин

Противотуберкулезные средства

Этамбутол, изониазид

Противовирусные средства

Амантадин, ацикловир

Антигистаминные средства

Цетиризин, лоратадин

Противоастматические/антиаллергические

средства

Эпинефрин, ингаляционные бронходилататоры, теофиллин

Препараты для лечения сердечно-сосудистых заболеваний

В-Адреноблокаторы, блокаторы кальциевых каналов, дигоксин, нитроглицерин

Средства, применяемые при запорах

Бисакодил, метилцеллюлоза

Противодиабетические средства

Инсулин

Препараты для лечения заболеваний ЖКТ

Сукральфат, метоклопрамид

Тиреоидные гормоны

Левотироксин, лиотиронин

Выводы

Очень важно, чтобы каждая беременная женщина помнила, что любое лекарственное средство во время беременности может принести не только пользу, но и немалый вред, поэтому любые самоназначения в этот период непозволительны, поскольку их последствия непредсказуемы и во многих случаях могут нанести непоправимый вред развивающемуся плоду.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: